Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Category:

Тревожный тост.

Нам уже немало лет, мы не молодимся и нас, естественно, беспокоит, сумеем ли разглядеть и не прослушать? Ведь приметы нового времени должны бросаться в глаза сами по себе, без инвалидской косметики, и волновать, даже если на пороге конец света.

Эффектным сигналом очередного переворота могли бы стать (теоретически) такие новости:

На банкете был замечен полковник Семель в майке с надписью "Сдохни, Егор! Старая сволочь!" А также министр печати Дудинский со значком "Убей меня – я богема" в обществе писателя-мистика, недавно сформировавшего свою метафизическую триаду следующим образом: "Смотреть противно, читать противно, ебать - …"

Тем не менее – смотрели, читали, ебали.

А вот Колю просто не впустили, и он с досады веселил у входа девиц, кусая вставной челюстью себя за мошонку сквозь ткань штанов, как и подобает панку, отказавшемуся от госпитализации.

Жабу с криком "Пошел вон, элефант мэн!" оттеснили от халявного "коньячка", наконец-то разглядев, что перед ними не "б-жий клоун", а больной гибрид китаёзы с белорусом, надоевший "Ванька с Пресни", несмешной и негигиеничный.

Все это, конечно, пускай и короткая, но – антиутопия. В действительности – все довольны. Всех – как разбогатевших сирот – все изумляет и устраивает.

Здесь даже "Пинк Флойд – говно" сорок лет боятся вымолвить. Здесь все еще "девушки поют", а пастухи священных коровок балдеют, как в детстве – от любой хуйни. Самые лицемерные люди – самые впечатлительные.

Единодушие такое, что даже смешанный брак эгоцентриков попахивает иконоборчеством. А значит, завтра не наступит очень долго. Будет долгий день. "Один день Бориса Николаевича" с чудовищными продажами, которые только возрастут, если, наконец-то шагнет в "бессмертие" очередной гений, которого прекрасно покупают, даже пока он жив.

Нелепо поднимать стакан за смену чужих трикотажных вех (тем более, их никто не думает ни менять, ни стирать, а то еще на Лайбах позовут). Но выпить можно. Горький ошибался: коровы все-таки летают. По крайней мере – священные. Нужные людям. При такой осторожности и лояльности они еще долго не умрут ни с голода, ни с перепоя.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments