Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Нерестилище паразитов

Они как будто все посещают одного и того же психиатра, и этот «доктор Мабузе» внушает им одно и то же, всем дает одинаковый совет: «Не стесняйтесь того, какие вы есть. Гордитесь тем, что вам нравится. Что у вас получается, то и хорошо. А если не получается, говорите, что получается. Пусть вам верят. Чем больше таких, как вы – тем красочней праздник жизни, тем доступнее недоступное, тем красивее некрасивое».
Сколько женщин протирают себе лицо мочой, но им все равно покупают машины, оставляют квартиры. Я однажды (обманула тишина) зешел в комнату, где жевали друг друга два революционера. Урок на всю жизнь. Не от зрелища, нет. Глотнул воздуха, и глаза стали, как у Адольфа после газовой атаки. Они, оказываются, выделяют что-то особенное, вроде той атмосферы, что испаряется на прогретом Солнцем боку Луны.
Каждый неангжированный энтузиаст прекрасно знает, что такое дружественное общение с теми или иными «меньшинствами». Это значит раболепно выслушивать, какие они «охуенные», сколько они натерпелись (геноцид, гепатит, массовый голод), какие красивые у них песни и женщины, и т.д. Желательно пустить слезу, или предложить тост с покаянием. Разговор в другом стиле – это разговор с нюрнбергской петлей на шее. Они же как поэты – эти нац- и секс-меньшие, чуть что: «я так вижу, я так слышу». Их не переубедишь. Они веками гонений заплатили за свои традиционные ценности и прелести. То есть, спорить вслух с ними не о чем. Гораздо полезнее молча изучать образ грядущего, чем бибикать в бараний зад восточной свадьбы. Они все равно не позволят вам выехать со двора вперед жениха и невэсты.
Чему учат молодежь «инженеры человеческих душ»? – Увидел на улице «негра» (неважно, с «манькой» он или без «маньки»), не свисти Дяде Тому вслед, лучше забежав вперед, раздвинь ягодицы. И тогда твое имя рано или поздно узнает вся мыслящая Россия
Когда-то экзамен по английскому языку для врачей, направляющихся в Африку, состоял из двух вопросов: Что такое «ролл ап» (залупите), и «спрэд ёр баттокс уиз ёр хендз» (раздвиньте)? Как-никак заграница!
Вот-вот, заграница, это то, на что они уповают, помимо революции, и конского возбудителя, от которого их имущество распухает, словно сарделя в кипятке.
Не обязательно Штаты, где ихних мамочек-бебиситтеров толстыми ногами пиздили жирные американски беби. Не обязательно Франция – где они в подвале строчили арабскому кутюрье сумки, поглядывая на поганое ведро. Не Чехословакия, где они дегустировали сперму шоферов, бравируя кариесом. Такая заграница неактуальная среди близнецов Ван дер Люббе. Им нужна «другая» заграница – невечерняя, заполярная, среди кариозных айсбергов, выросших изо рта минетчицы.
Это нормальный, взрослый человек знает и понимает, что делать там нечего (осточертели все эти гастроли, командировки, стройотряды, спецзадания и т.д.). Рвется молодежь и старые дураки. Все наручники магазине «интим» раскупили – жаждут пыток и мук. Сумасшедшие, ох, сумасшедшие!
Очередной мученик стучится в небесную дверь…А внизу течет Кура, мутная такая. Кура забвения – сколько аэродромов и папах унесли ее воды… Зачем пропала молодая жизнь? Кому нужна такая ранняя смерть? Чужая смерть невнятна нам.
Впрочем, равно, как и чужое зачатие. С каких-то пор замелькали среди ординарных советских ребят потешные «максимки», чернокожие детишки, у которых почему-то были белые матери, с которых никто не спрашивал, для чего они это делают. Чуждое блядство также нам невнятно. Зато отчетливо (как прыщ на порноснимке) различима музыка, гремевшая при зачатии. Мы не оговорились, если поэтом позволено видеть звуки, и слышать краски – значит можно и простым смертным. Тем более «негритюд», цветной оттенок жизни отравляет атмосферу именно через мелодии и ритмы. Ритмы предательства через спаривание. Инфицирование будущего средствами, доступными с далекого, людоедского прошлого.
Короче говоря – если «максимке» 26, значит, какой-то Бумбо покрывал его маму-лебедушку под третий альбом Бони Эм. Ведь тогда в моде был «мюнхенский саунд». «Вывезенный из Германии нашими офицерами», - сказал бы Аркадий Северный. Лебедушка снесла яйцо, и оттуда благополучно вылупился очередной «рич энд бьютифул».
И все потому, что диско-саунд так крепко ударил в голову «максимкиной» маме, что она не отказала гостю из Африки. Не пошла по пути героини талантливого фильма-детектива «Допрос», где девушка из Прибалтики выпрыгивает из окна гостиницы, предпочитая смерть сексу с аферистом из Баку. Не знаю, как в жизни, а в кино предпочла смерть.
Почти как у Достоевского, «уж больно мерзок он мне показался в ту минуту». Видимо, не было под рукой подходящей музыки. Во времена братьев Карамазовых развратники довольствовались еврейскими оркестрами и цыганами. Негритянские ритмы еще не подтолкнули нравственный переворот. Даже толерантный Набоков, кажется, в «Аде», брезгливо упоминает «мастурбирующий джазбанд».
Латвийская девушка из фильма «Допрос» предпочитает смерть «экзотике», то есть, скотоложству – вот кому надо ставить памятник, а не ветеранам Ваффен СС! Тогда и чувствительные организации наберут в рот воды. Даже если это было только в кино, а в жизни совсем наоборот…
Подумать только, снова всплыла газета «Юманите», снова французские коммунисты «поют под пыткой», бесстыжие дармоеды, так и не отданные на съеденье, подобно христианам эпохи Галерия. Да и кто бы стал их есть?
Старый анекдот: «Спрашивают полисмена (с негодованием): -Зачем вы их поливаете из водометов? Полисмен: -Надо помыть. А то собаки кусать не будут».
Собаки кусать, может, и не будут, зато женишок найдется – пиздогрыз Коминтерновский. Агенты Коминтерна зовут бесчинствующих макак «молодые ребята». А по Москве мелькают треники «молодых ребят», отъевшихся в Гуантанамо. Почему-то мученики всегда выбирают для своих испытаний курорты? А в ящике то и дело мелькает «мальчик в шапочке, и требует (как французские педе из Сорбонны), требует невозможного. В свои 60. Мальчик? Ну да – мальчик. Тот, кто докажет, что это…взрослый человек, пусть бросит в плов кусок свинины.
Раньше французы приезжали и пели, некоторые очень хорошо. Хотя бы Жак Гастен тот же. А сейчас зачем едут французы? – Чурок будоражить. Бушу пакостить! Зачем Москве нужны такие французы? Почему Москва сделалась притоном-приютом для целой интербригады блуждающих серостей из масонского гарема?
У Бунюэля один герой справедливо говорит: Можно было бы заказать икру. Но порции, боюсь, иллюзорные. Икру надо есть дома.
Чтобы не было проблем с макаками, надо построже с каринклеманами. в их обманчиво плоском брюхе скрыта далеко не иллюзорная порция обезьяньей икры. Пусть ищут павших товарищей в холодильниках Пиночета. В шаурме с майонезом.
А икру надо есть дома. Головастиков давить, где придется, в мокрое место. Нашли нерестилище!
Егор Безрылов, некто с пустым лицом
Tags: аналитика, пародия, проза, рассказ2005, сатира
Subscribe

  • Уйти красиво

    Кавказ всегда был источником вдохновения для больших мастеров русского слова, от Лермонтова до Евтушенко ("Москвички"). Перед визитом к…

  • ДРУГОЙ

    S h e p t e m n s S r h g l u b p c e r 1 6 s , 2 0 1 a c l e 7 · Одним из первых постановлений новой власти был…

  • DREAM TEAM

    Хрущов - 1. 60 Бернес - 1. 63 Гагарин - 1. 57

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments