Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

МЕРТВОН ПРЕДПОЧИТАЕТ ВИТАФОН (НА ПРАВАХ АНТИРЕКЛАМЫ)

Мой любимый романист умело вплетает гривуазные подробности в целомудренно-беспросветную ткань своих историй, создавая трудности при их экранизации.


Так в одной из них есть, казалось бы, все, что надо обособленному энтузиасту: Барбара Стенвик, голос Брука Бентона за кадром, поющий текст на музыку Элмера Бернштейна, но! - нет слепого индейца, который ходит к свинье, которую он находит "по запаху", когда у его законной супруги месячные. За это индейца регулярно подвергает аресту шериф.


Когда-то индейцев стеснялись, теперь им сочувствуют даже хоругвеносцы... Но мне вспоминается другой - более смелый фильм по другой книге любимого автора, где ебнутая Зош, симулируя паралич после аварии, тратит средства на громоздкие устройства с хреновиной на проводе, приглашая в дом мутных изобретателей и целителей, и вот в связи с чем.


Первые "машины для мойки пластинок" появились здесь еще при Ельцине, и в них, как в любую новинку, способную что-нибудь улучшить, сразу уверовали адепты убогой виниловой секты, и принялись отмывать и сравнивать, покорно протягивая хозяевам этого лохотрона для инвалидов свои пенсионные сотенки.


Впрочем, более солидные люди промывали чужие диски бесплатно, примерно как в приличном заведении пускают в туалет прохожего, не требуя от него что-нибудь заказать. Сопровождая, как правило, процедуру, целомудренно-пессимистичным замечанием типа "вряд ли это что-нибудь изменит".

Выживая из ума, человек перестает замечать. сперва в себе, потом и в окружающих предметах, реальные дефекты. а для устранения дефектов иллюзорных ему необходим ультрасовременный "гаджет" в виде старомодного ящика, похожего на пресловутую вертушку-консоль хрущевских лет.


Слово "гаджет" советские граждане впервые услышали из уст Де Фюнеса во второй серии "Фантомаса", нихуя не поняв, а вскоре фильм сняли с экрана, и про странный термин тоже забыли.


В одной лирической песне Янош Коош отчетливо произносит смачное слово "мэртвон", но его, сколько я ни обращал их внимание на этот момент, упорно не желали замечать "серьезные люди" полива 80-х годов - не слышим типа и пиздец, "я спросил у тополя" слышим, а этот твой "мертвон" - хуй (правда, они в ту пору не матюкались, а когда заматюкались, было поздно, ведь верно, мертвончики мои, а?).


В общем, если кому-то и по возрасту и по темпераменту уже противопоказан фаллоимитатор, он требует "невозможного", например, отмыть безнадежно засранный диск, чтобы он зазвучал "как новенький", не подозревая, что где-то рядом (next big thing по-ихнему)) уже не только отмывают, но и выправляют кривизну, как добрые советские ортопеды и хирурги в картинах типа "Сердце бьется вновь".


И скоро термин "подсунуть хуйню" полностью утратит актуальность, как проблематика "Колымских рассказов".

*
Tags: аналитика, проза, рассказ, рассказы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments