Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

Новые челюсти праведника

Была одна очень смешная частушка, ее хорошо пел современник Петра Лещенко, певец из Риги Константин Тарасович Сокольский:
Как наш дедушка Егор
Вечно улыбается.
Зубы вставили ему,
А рот не закрывается
.
Ничто так не унижает черты человеческого лица в любом возрасте, как улыбка предвкушения: "Ну-ка, ну-ка! Почитаем, послушаем. Ух, ты!.." Нет более фальшивой и надуманной жажды, чем жажда новизны, обновления того, что никогда и не было чем-то новым или оригинальным. Ради надежд некрасивые люди идут на танцы, неумеющие танцевать пускаются в пляс, несговорчивые учатся не отвечать отказом. Раньше таким делали замечания: "Что ты дергаешься? Зачем ты унижаешься? Ты хоть знаешь, кто это такой?"
Когда-то бельевую веревку сопровождала этикетка с адресом производителя, к примеру, "Армянское общество слепых". Большинство граждан, в том числе и армян, были зрячие. Слепа была только любовь к экзотике, новизна фасонов и впечатлений. Она-то и ослепила окончательно податливое потомство тех, кто не использовал по-есенински веревку с таким сардоническим адресом.
Зачем надо, чтобы погиб старый мир? (в лице лучших представителей поколения, то есть, как раз тех, у кого "рот не закрывается") – потому что за ним грядет вовсе не «новый мир», на который они уповают (со времен Аллы Демидовой в сапогах-чулках, академиков Сахарова и Дмитрия Лихое Очко), но – напротив, мир самый старый, самый старый режим, старый порядок. Долгожданная эпоха могущества под зорким контролем тех, чьи силуэты видели самые ясные глаза, самые светлые умы прошедших веков. Тогда все те, кто бережет фигурку для эффектной Голгофы, или побольше написать, чтобы имя на дощечке о чем-то говорило, даже не окажутся разжеваны, съедены или выплюнуты. Улыбка предвкушения и любовная слепота обманут их и здесь. Мечтал о кресте, а зацепился яйцами за гвоздь и повис не так, как мечтал.
Собственно, они уже крестятся последним крестом, готовые перевернуть символ веры вверх тормашки, как на термометре, показывающем "упадок сил". Готовы снова зажмуриться, как в детстве, и слушать "Disturbin' the Priest", только бы не видеть рентгеновский снимок своей общей судьбы. «Пожил, да не дожил», «Прыгал, прыгал и отпрыгался» – чем не эпиграф к воротам в пропасть забвения?
Надобно, чтобы неугомонная совесть старого мира (готовая усыновить всех коблов, удочерить всех катамитов) не то, чтобы погибла, а скорее, не дожила, не дотянула, "отдала б-гу душу" – ибо древнейшим эти души не нужны.
"Сос!" – кричит революция в коридорах дома престарелых. "Прекрасные порывы", но нет рядом человека по имени Сос.
Великий Ктулху слышит этот сигнал, но никого не хочет спасать. Что он, мальчик?
Мы взрослеем за годы, которые наши предшественники называли годами не только "борьбы", но и "ожидания".
Образ грядущего достоин специфической готовности, к его приходу в том виде, и в тот час, когда это будет угодно тем, кто не вписывается в "радость предвкушения".
Нет, отец, не в богадельню! А в Кирилловку… Мощь и постоянство великого возвращения таковы, что ими стоит гордиться, как метрополитеном им. Л.М. Кагановича, когда в нем еще не было так тесно от паразитов любвеобильного общества слепых.
Недавно ревнителей хазарской чести испугал "Каменный гой" работы скульптора Клыкадзе. Опять геометрические фигуры внушают кому-то ужас, а кому-то иллюзию противоборства. У веревки от "армянского общества слепых" два конца – есть за что подержаться.
А тем временем благодарные басурмане сперва хотели ставить памятник Гумилеву в Москве, но перенесли в Казань. В Москве уже есть, причем в нескольких местах. Одно Измайлово чего стоит. Уже по-старому не пошутишь: "Измайлово – Израйлово". Не хватает доски с посвящением (по-американски холуй – «траклер»): "Идейному отцу русских траклеров. Законодателю моды на этно-холуяж от жаждущих реванша Али и Вали".
В подземке тесно, и этническая пестрота больше отливает униформой оккупантов. Тоже «дроль де герр» - страшная война. Но железный Лазарь, тем более Отец Иосиф, не ошибался. Метрополитен Столицы Мира был честно рассчитан на относительное, но постоянное безлюдье, на гигиеничную тактичность имперски воспитанных людей, не привыкших делать из общения фестиваль, избегающих зловонного многообразия, заразной пестроты. Это был гениальный лабиринт, созданный по принципу «каждому – свое». Одним он гарантировал свободу от заблуждений, других со временем в нем было не столь видно. Каменный аргумент в пользу пропорционального расселения граждан. Одних – туда, других – куда следует.
Мало кто вспоминает гнуснейший теракт эпохи Брежнева, взрыв в московском метро. Его совершил некто Затикян, "студент", не чужой человек диссидентскому клану Сахарова. Запомнилось дикое ощущение несовместимости: какой еще "армянский" терроризм? Как-то не вяжется ни с Шарлем Азнавуром, ни с Бабаджаняном. Разве такое возможно?.. И голос разума отвечал: "В общем – да". В тот злосчастный зимний вечер смерть явилась гостьей из будущего. Образ грядущего. Пробный шар, выкатившийся с полки с "протоколами". Покатился туда, а выкатится оттуда.
Tags: аналитика, пародия, проза, рассказ2006, сатира
Subscribe

  • .

    Денег много а он один за спиной шизофреник сын не гобсек поди не шейлок ближе всех пасется сынок не шейлок поди не гобсек а гордыни мегапарсек на…

  • Village People

    Родился мальчик с черепом киргиза в семье ученых в семье ученых сорок четыре импортных сервиза четыре вида одеколонов вначале это было незаметно…

  • БУДИМИР

    Продолжая собирать винил в том возрасте, когда с тобой в любую минуту может произойти непоправимое, старик готовит своим родным "ящик…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments