Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

ШАЙТАНОМАНИЯ!

Чужого горя не бывает. Если кто-то торопится в рай, наш долг помочь ему попасть туда поскорее.

Инферно – это место, где принят «сухой закон» на определенные напитки. Отсюда такие очереди из праведников, такая давка. Они напоминают пьяниц и минетчиков, рвущихся к прилавку или к писсуарам (в моменты реакции или «оттепели»).

Ад – район с преимуществами. Одно из них – в нем не встретишь правоверных.

Рай – общежитие «чурок». Там у них проблем с регистрацией нет.

Скотч (не виски, а клейкая лента) перестал быть дефицитом. Раньше им клеили ленту, а теперь – зебб.

Беэл! Зебб! Буб!!! (из арабского комикса)

Танец живота. Танцует живот – танцуют его обитатели.

Лонг Джона Сильвера толкала в море его чернокожая жена.

Не вера, а внутренний паразит толкает юношу в трениках на самопожертвование.

Солитер – персональный политрук басурманина.

Все лучшие песни, книги, фильмы и картины созданы неверными.

Каждый, предлагающий свои услуги против «шайтана», прежде всего, идет на колоссальное унижение. Потому что видит, слизняк, с кем и какое дело имеет.

Война ветреных ягодиц с ветряными мельницами (слово из нескольких букв).

Во сне за каждым из них гоняется по пустыне танк «Хазир – 666».

Если Алик стал Али –
дай пизды и завафли.

Инферно – санаторий только для (соблюдающих гигиену) «белых», и особо одаренных «цветных».

А вот негра, прижимавшего хуем к забору «полюбившимся читателям Эдичку» придется отправить в чистилище. Вымазался, небось, как Чорт (как говорил Максим Перепелица).

В папахе мученицы скрывались накожные террористы. Правда, кавказский пресс-сфинктр это отрицает.

Подражание неподражаемому Кривину
Недавно черная заношенная водолазка не пожелала лечь в корыто со стиральным порошком, и, пошептавшись с черными заношенными колготками и зеленым галстуком, вместо этого сменила этикетку. Теперь она черная (неотстиранная) «шахидка». А на вопрос: «Откуда пятна на вороте?» неразборчивая вещица отвечает отрывисто: "Это плов…плов… ну, бараний жир".

По слухам, баранами давно собраны и переданы документы для «нюрнбергского» процесса над своими пожирателями (отметим, что даже немцы не съедали мясо своих жертв на свадьбах и юбилеях нацистских главарей), но под предлогом того, что блеянье несчастных животных непереводимо, процесс откладывается. Таким образом нас лишают возможности увидеть самое забавное зрелище в истории человечества.

Твой пирожок – в крови.

Прочти, пока не поздно: «Мертвецы», «Собрание сумасшедших». Баку, 1966. Мамедкулизаде Джалил.

Фильм, который никогда не посмеет показать ни один телеканал – «Под пеплом огонь». Хотя, это вполне безобидный советский художественный фильм.

Баранье приветствие: кнурал-лаху-вры-лосрал.

Миллиарды бессловесных и безобидных травоядных барашков были ритуально умерщвлены для насыщения, распаления похоти (как правило, направленной на детей или друг друга) тех, кто имеет право жить только в анекдотах (например – Палестинский анекдот). При этом ни один барашек не откусил зебб своему мучителю, не содрал с него не менее волосатую шкуру. Но пробьет час бараньего возмездия. И черная голова произнесет свое грозное: "Б-бе". Тогда прячьте ваши каракулевые пирожки.

У барана – два кармана. И в каждом по голове пророка.

У Шайтана – два барана. И у каждого по двое рожек.

Это четыре танкиста. Экипаж танка «Хазир –666».

Плюс черный Парасюк. Собака.

Чорная Собака, сопровождающая четыре времени года.

Двенадцать месяцев – и в каждом тринадцатое число. Сумма – 139.

93+1=Парасюк’93=3+9+1=13

Леон Беляшко: Вы связаны с мистером Левиным?
Чико Маркс: Ой, что вы! Мы связаны так тесно! Буквально вот так (сжимает два пальца) – как две головы на одной шее.

Два кармана – это туалет в Дубах. В двух писсуарах два терафима. Головы двух пророков.

Один повар повару прошиб хуем голову.

Один повар – Сокол. Другой повар – Жаба.

Один сокол – Сокол. Другой сокол – Жаба.

Крючок пробил Баяну голову. И в таком виде Баян выступал на суде, как общественный защитник Жабы.

Человек сидел на унитазе в «параше» возле универмага, и читал газету. Убрали газету –видят, у него нет головы. Его звали, между прочим, Бока. Я знаю. Летом 73-го он предлагал мне (голова была на месте) доллары за польский альбом «Мой пёс».

…и увидел я выходящих из уст «дракона», и из уст зверя, и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам.

Нет! Они были подобны Никулину, Вицыну и Моргунову в «Семь стариков и одна девушка», когда за ними гонится инкассатор Анисов (артист Бениаминов).

Два кармана – туалет в Дубах.
В двух писсуарах – два терафима.
Tags: крохотки, шайтаномания! проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment