Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Category:

ЗМЕИНЫЕ ЯИЧКИ АПОЛЛОНА

Сорок с лишним лет назад, когда кремлевские маразматики выпихивали Солженицына и грозили атомным возмездием единственной порядочной стране на ближнем востоке, в нормальных условиях нормальные люди уже создавали вот такое.

Здесь такому противопоставить нечего, потому что такого здесь не было, нет и не будет.

А что же в таком случае есть, добротное, серьезное, но молодежное?

Всё то же - косноязыкий царский мракобес Константин Леонтьев и гитлеровский “мыслитель” Мартин (тот самый “дедушка Мартышка” , что забили кирпичом у Рубашкина) Хайдегер - персонаж со скачущим в больной голове ударением.

Есть еще какой-то Карл Смит - юрист, и тоже гитлеровский, но, по-моему, единственное, чем любезен он народу, это его нацистское прошлое.

Оно вообще не дефицит, и его можно отыскать у многих, при желании даже в самом себе, но у нас оно какое-то жиденькое, лицензионное.

Чтение Леонтьева напоминает корявый перевод с французского, который человеку, искавшем на книжном толчке Дрюона, засадили под видом эротики.

Розанов по-крайней мере приправлял свои писания еврейской темой, но у Леонтьева, который явно не подозревал, что его - подмороженного, через сто с лишним лет разморозят в гниющей России, этой традиционной приправы практически нет. Там в основном “гамбетта” - еще одно имя с шизоидным ударением.

“Сахарна - любовь моя! опубликую “Сахарну” и тогда меня сто процентов убьют твои друзья-сатанисты!” - так тридцать лет назад кричала мне фигуристая дочь видного поэта-красносотенца. Она боялась располнеть и хотела умереть сравнительно молодой.

Но жива до сих пор, и, по-моему, так же квасит.

А “Сахарна” оказалась на дух никому не нужна, потому что жупел антисемитизма из ремня приводного и подстегивающего выродился в тормоз, в приросшую к телу немодную вещь.

Кстати, “сахарна” тоже слово с непонятным ударением.

Ведь чьи дети лезли в патриотизм - нашего второго сословия, спивавшегося, так и не сделав карьеры в третьем мире. Отпрыски высших каст сразу получали более солидные сферы.

И, конечно же, невнятный “дедушка Мартышка” вместо очевидных эсэсовцев, куда удобней одиозного фюрера, так как позволяет сохранять “честь и верность”, избегая упреков с обеих сторон, не порывая с романтическим прошлым.

В котором никаким Айзеком Хейзом, разумеется, не пахло.

Хайдегер, Карл Смит, это ближе к Вагнеру, которого журят, но уважают - это комплектующие для нашенского фюрера, “воронежской сборки”, к которому не придерется ни отец Карп, ни отец Поликарп, в миру ветеран СМЕРШа и синхронный переводчик русофобских текстов Чингис-хана.

Наш фюрер нечто по типу лучшей в мире евразийской жвачки “Саггыз” или сигарет “Союз-Аполлон”, где вместо обрезанного негросемита, на пару с русичем парит в уютной капсуле блондинистый арий с выставки, которую лично открывал сам Адольф.

Арий с яичками, которые так любили щупать южинские мистики, трансмутируя глистов в гадючек.



*



Isaac Lee Hayes, Jr. (August 20, 1942 – August 10, 2008)




Tags: music, аналитика, гении, проза, рассказ2016
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments