Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

Воздух 70-х

=ПУШКИН=

Ученик Хижняк, славный малый с улыбкой Фернанделя и ручищами гориллы, на большой перемене подвел ко мне «клиента»: «Вот – хлопчик. Бредит иностранной музыкой. Ни одного концерта артистов зарубежной эстрады не пропустил!»

Я, сожалея, что не успею выпить в соседнем гастрономе настоящей «Миргородской», на глаз прикинул платежеспособность «хлопчика». Невысокий, но фигуристый, мускулистый. Жопка узкая, плечи широкие, волос курчавый – в общем, похож на араба. На араба, от которых здесь уже тошно. Пластов такие не покупают. Такие читают Стругацких и пишут тексты песен на музыку друга, правда, никому не показывают. Или может быть, тайком от культурных знакомых, посылают в толстом конверте киносценарии какому-нибудь Михалкову-Кончаловскому. А мне почему-то захотелось сразу послать на хуй этого «эфиопа», но жадность, совместно со страстью к барышничеству, в очередной раз вынудили меня гуманнее относиться к людям. Хотя передо мною был явный будущий «сценарист».

Прозвенел звонок, мы попиздовали на обществоведение, но я успел выяснить вкусы и потребности арапчонка. Его интересовали не диски, и даже не запись с них, а музыкальные журнальчики. Видать хотел подначитаться и, по выражению Аксенова, «капитально вырасти над собой».

В конце концов, это не порнография. Чем я рискую? Еще с осени застряли у меня четыре номера прошлогоднего «Popfoto». Те, что со Смоками (ну, группа Смоки) – все размели, а Бей Сити Роллерс…к Бей Сити Роллерс почему-то равнодушен советский человек. Оттого так вольно и дышит.

Журналы новенькие, нелистаные, пахнущие нездешней типографией, лежат мертвым грузом с января (срубил пачку в Москве на каникулах). А мы сейчас в конце апреля, скоро сирень попрет, и девушка эта из танцевального коллектива, не в кино же мне ее водить…не для этого мы ее конфисковали у примерно такого же хуйлыги, любителя почитать Курта Воннегута. В кабак или бар с ней ходить не следует. Негры, полублатные там разные… Буду угощать ее дома, на деньги, отнятые у культурного дурачка.

За полминуты до звонка я вежливо и членораздельно сказал ему цену: «Четвертак».

 

Дни стояли солнечные, но скамейки были уже в тени от распустившейся листвы. После уроков, даже после обеда, Хижняк-Фернандель позвонил и напомнил, что клиент рвется в бой. Я доел свой борщ, вымыл тарелку и руки, после этого положил в папку пару номеров, надел как колхозный питурик темные очки (а вдруг заинтересуется и купит), прихватил начатую пачку Мальборо и отправился делать гешефт.

Скамейка в тени выглядела классически. Я присел и закурил, но пока клиент листал журнал, осторожно переворачивая страницы кончиками пальцев, я комментировал его содержимое стоя – так солиднее. Клиент призадумался, как Александр Сергеевич в Царском Селе, не хватало только цилиндра. Впрочем, ему больше пошел бы помещичий картузик. Поразмышлял, вылавливая рифму, и сказал: «Беру».

«Правильно, – ласково вымолвил я. – Цены растут, гайки завинчивают».

Хижа сделал мне знак бровями: «О политике молчи».

А тем временем в смуглой ладони клиента появилось что-то крайне неприятное, разочаровывающее в смысле размера… Кажется у немецких питуриков есть поговорка «всегда вытягиваешь то, что короче»?

Он меня неправильно понял. Тарковского понял, а меня не понял. Хотя отчетливо было сказано: «Четвертак», то есть, двадцать пять! Без права переписки.

-Хижа, кого ты мне привел? Я же сказал «четвертак», а он мне сует четыре кола, по одному рублю. На такую сумму не то, что в баре – в гастрономе ни выпить, ни закусить не купишь. Единственное, что можно – это «мулякой» обожраться. Плохо с деньгами? Подпишись на «Ровесник». Там тебе комсюки-еврейчики под псевдонимами раз в полгода объяснят, что такое «свинцовый цеппелин».

«С большим плакатом – полтинник. Без – четвертак. Без центрального разворота (АББОЧКА!) – хуй с ним, пятнарик». Это я выговаривал уже Фернанделю. Клиента как ветром сдуло. Впрочем, не совсем. Он удалялся медленно, скорее даже топтался на месте. Сделка не состоялась – вместо нее образовалась какая-то двусмысленность.

Будет поступать и, наверное, поступит. Скорее всего, поступит. Вон сколько их! Одни студенты мимо ходят – публика намного противнее рабочего класса. Военные и студенты – обоссанный щит социализма. Поступит, обрастет друзьями, будет анекдотики рассказывать: «Стоят три девочки – одна девочка, а две с Иняза…ха-ха-ха»! Или вот еще, например: «Видите этот танк на постаменте? Он стреляет, только если мимо него проходит девственница». Вiдповiдь – смiх.

 

Мокшанцев с ненавистью, как дверь запертого туалета в поезде, сверлил глазами кучерявую головку «Пушкина», соображая, может, все-таки продать ему на четыре рубля самопальных фоток?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments