Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

PETER ROBINSON "PIECE OF MY HEART" 2006

В преддверии длительной командировки под грохот исторических колес (последний образ из тюремных стихов одного забытого диссидента) прочитал роман Питера Робинсона "Кусок моего сердца", не заметив в названии подвоха - книга тесно связана с рок-музыкой, а все вещи такого рода попахивают миазмами московского хиппиленда, то есть на любителя.

Действие происходит параллельно - в сентябре щедрого на фестивали шестьдесят девятого и в "наши" дни, в середине нулевых.

Атмосфера напоминает раннего Чендлера ("Испанскую кровь" и так далее), диалоги Сименона, иронические подробности Рут Ренделл.

Эпилог - альтернативное окончание "Большого сна".

Сюжет рассказывать не следует.

Чарльз Мэнсон и Алистер Кроули по-прежнему служат в детективной прозе англичан эталоном дурного примера. примерно как Савинков и Ницше у советских авторов этого направления.

Ветеран войны - полицейский в момент винтилова на хипповом флэтарике приходит в бешенство от обложки Blind Faith, приняв её за детское порно, и слышит в ответ:

"Продается в любом отделе грамластинок, мэн!.."

Обаятельный ударник группы "Безумные шляпники" - без пяти минут утопленник, на вопрос инспектора, что читаешь? - отвечает: Magick in Theory and Practice - вы такого не знаете.

Рок-музыки многовато, и она удручает, как диски в доме. от которых ты так и не сумел избавиться, эзотерики в меру - и на том спасибо.

Староватый для хиппни мэнсоноид-неудачник, читающий наизусть Элиота с ножичком в руке почти не отличим от здешних типажей такого сорта.

Порок стал демократичней и проще, как брошюры о половом воспитании. Люди потускнели, интересными их делает только трагедия, да и то всё реже, вот они и копаются в тридцатилетнем прошлом, каждый на своем участке помойки, покамест их пути не сойдутся над трупом в спальном мешке...

"Магия" в теории это русская уборщица на лестнице в небо, магия на практике - появление книг такого уровня, когда золотой век триллера, казалось бы, давно позади.

Tags: аналитика, рассказ2017, чужая проза
Subscribe

  • Один в один - южинские и сруль

    В одно из воскресений к нему явилась фройляйн Мельхиор, сорокалетняя толстуха учительница и «ясновидящая». Она потеряла работу, потому…

  • МЕТАФИЗИКА СЕКСА

    - Стой! - закричал вдруг отец Федор вознице. - Стой, мусульманин! И он, дрожа и спотыкаясь, стал выгружать стулья на пустынный берег.…

  • Нам пишут больные люди

    Давно ждал, когда они созреют. У советских маразматиков вырабатывается свой сварливо-говнистый стиль а ля Лимонов при смерти: "Ну все таки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments