Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

Новый фельетон

КУРЬЕРЫ ЮНЕСКО

Или дикари в центре города

 

Пригласят такого, допустим, на день рождения, и он уже до первой рюмки поспешит оповестить тревожных, не выпивших гостей о достижениях своей родни: "Мой батя все предвидел! Все, что только можно предвидеть, все уже предвидел мой батя. (Как же так! А вот мой "батя", похоже, ничего не предвидел – тут же смущенно подумала про себя одна девушка. – даже мое существование). Вы в курсе, кто у меня батя? (никто не в курсе, и это никому не надо). Мой батя – курьер ЮНЕСКО. Читали "Курьер ЮНЕСКО"? это в честь моего бати!!! Скажу больше, тем более вы этого точно не знаете – слыхали романс “Пара гнедых”? Так вот,  один из них – мой прадед!”

Естественно, при такой наследственности в роду потомственных курьеров должны водится гении и посвежее. Пожалуйста – первый приз фестиваля в Эстропье получает Гуля Мортоделла, режиссер-любитель, снимающая кино для незрячих. Ее украинский  друг Смута, исполняющий музыку для глухонемых, поощрен отдельной наградой за саундтрек к картине "Глушпек". Все премии – строго потомкам курьеров ЮНЕСКО. Чтобы никому постороннему не досталось.

Посторонние недовольны такой дискриминацией, но со временем  к ней привыкают и прекращают петь, писать, рисовать и фотографировать. О них забывают, перестают уличать в бездарности и со временем это начинает посторонним даже нравиться, вызывая своебразную  благодарность: «Спасибо, барин, что вовремя отговорили».

Казалось бы, дикарская повадка – расхватывать все подряд. Колбасу – батонами, сигареты – блоками. Ведь оно, как бы это намекнуть поделикатнее – долго не пролежит, испортится, выдохнется…

Некогда провинциалы, нагрянув в столицу, занимали места сразу в нескольких очередях – за обувью, бананами, и в модный театр.

Свидетели этих набегов, чванливые столичные дикари и по сей день убеждены, будто стоят в очереди за чем-то непостижимо ценным и престижным, мимо чего пройти осмелится только профан и невежда, даже не поинтересовавшись: что там выбросили? Или: Что тут дают? А узнав, что именно – (пособия дефективным), усмехнется: нам такого не надо.

"А нам  - надо!" – хором возразят курьеры и тут же сделают дружный шаг вперед. На всякий случай. Ведь даже если "мясокомбинат… сегодня нарядов не прислал", им обязательно дадут возможность чем-нибудь себя проявить, скажем, на "Винзаводе".

Это мы с вами гнушаемся иллюзорными подачками и псевдодефицитом, поскольку быт любого джентльмена непроизвольно обрастает историями и наполняется экспонатами. Ему ради них не стоит "торговать ебалом" на ярмарке тщеславия. Но курьеры об этом не знают – им, мешочникам и саквояжникам, главное успеть. Ибо псевдоличности не могут без псевдокульта. Потомственные гении без выструганных, как колхозное дилдо, из пенопласта муляжей "Оскаров" и "Грэмми" попросту не выдержат. А, между прочим, "муляж, муляж – его налево не продашь" – заметил когда-то Роман Сеф.

И никакого дела нет детине, что у каждого участника застолья имеются в роду свои художники или даже герои, пусть он об этом и помалкивает, как воспитанный человек. В смысле "воспитанный" не на Савенко и Хвостенко, но сам себя воспитавший иначе, так, чтобы не походить на зазнайку из богемного ПТУ. А особо удачливых и вовсе миновали талант и популярность. У них, как у возлюбленного Психеи – только могущество. Таким незачем демонстрировать культю, жариться на солнце, ходить на костылях по коридору, тихо бормоча "мерси", чтобы их как-нибудь заприметили, благодаря костылю, культяпке и вегетарианству в столовой. Костыли не забываются. Труднее запомнить рыло. Они же все одинаковые, на одно лицо – гении наших дней, как загнавшие себя в казарму или стройотряд глупые дети бестолковых родителей. Зато безродные симулянты – каждый оригинален по-своему. А талант в третьем поколении обречен быть похожим на дедушку с бабушкой (галифе и вуалетка) – на дачную протухшую рухлядь в дикарском ожерелье из рецензий и репрессий. На тщеславных тупиц трифоновской прозы.

Помимо мошенников, крутившихся возле пунктов обмена, такие "центровые" фанфароны – самое неприятное, что можно встретить в большом красивом городе. С их презреньем к "чужим колпакам" и заученной (но ни капли не пережитой) биографией – нищенской, рассчитанной на столь презираемых ими же сердобольных и впечатлительных приезжих, гостей столицы.

Между тем, родовитых за нашим столом хватает. Вон тот, например, смешливый молодой человек – Бляфафас. Знаете, кто он такой? – Он племянник Лиона Измайлова! Так меня убеждал человек, читающий геополитику в Академии Генштаба. Узнав об этом, я от зависти чуть не выпрыгнул из окна, словно "легенда русского рока". Увы, богиня случайностей Аутоматия (Automatia) мною почти не занимается, и у меня нет никакого права говорить "дядя", скажем, Семену Альтову. Ну а тем временем "пара гнедых" – курьеры ЮНЕСКО тупо катают по Москве гроб своей смехотворной покровительницы. Скорее всего, внутри него пусто.

10.IX.08. 15:00
Tags: фельетон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments