Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

СВОИ РАФАЭЛИ

Добрые мемуары - попытка маразматика напечатать порнуху с негативов детского диафильма. Причем, как правило, весьма успешная - молодежь верит, старичье возбуждается, дико напоминая шлюху в обезьяннике, которой, чтоб не орала, вместо кокаина подсунули другой белый порошок. Читатель переводных романов плохо понимал, какой "снежок" ей нужен.

Да в принципе тот же, что и ему подсунут на склоне лет - снежок и песочек безоблачного (облака и те  строго по блату) детства.

Единственный способ сохранить достоинство в старости - действовать в обратном порядке, низводя успехи и подвиги взрослых  до примитивного анекдота в детском пересказе.

Это как с бесплатной медициной в СССР - когда поликлиника была лавочкой по продаже колес и  больничных, где возомнившему себя больным рабу бесплатно могли сказать только классическое "симулируете, дядя, вы здоровые вполне!"

Считать по-нашему, инженер Нечипура бывал за границей дважды. Оба раза с супругой, которая, в зависимости от собеседника, могла подтвердить, что он там бывал, либо опровергнуть факт поездки.

Из Польши Нечипура привез польский джаз, из Германии - три блюзовых антологии в купе с радостным наблюдением, будто "там совсем нет маромоев - бо гитлер повычистил".

Когда он делился своим открытием, непьющий и некурящий Нечипура был жутковат, но в общем сносен.

Стоило ли адольфу беречь здоровье ради конечного результата, не говоря про внешний вид, что благополучателей, что любителей наломанных им дров?

Доволен ли Нечипура своим диафильмом про вычищенных маромоев, точнее их отсутствием, ради которого он ишачил десять лет на вредном производстве, а потом еще десять и еще?..

Бесплатная медицина любит здоровых людей, твердо знающих, что им надо - кому-то сонники, а кому-то больничный лист. Тому, кто болен по-настоящему, и сознает весь анекдотический ужас своего состояния, там делать нечего, как рукописи реалиста в конкурсе по фентези.

Потребности здорового человека передаются по наследству, заслышав лирический шлягер студенческих лет моего Нечипуры, племянник-сирота с гордостью перечисляет: хампердинк, адамо, рафаэль - у папы все это было.

Было, голуша, еще как было! Только не у одного "папы", а у тысячи обсосов папиного поколения в одном и том же ассортименте. У задротов моего поколения были уже другие, свои рафаэли, и где сейчас весь это польский джаз...

Кстати, берлины тоже бывают разные - западный и восточный. Восточный не считается. Там был Нечипура.

В начале девяностых при слове отечественное кино возникал какой-то москвич с  саксофоном и голой спиной.

В начале нулевых, когда ни включи - какой-то костлявый тип с птичьим хоботом и  в мундире СС.

Мне это ни о чем не говорило, но было заметно, что это нравится многим, по крайней мере тем, кто никогда не стал бы со мной делиться своими впечатлениями, это точно нравится.

И все они похожи на дурака, который откинулся и первым делом вырядился в секонд-хенде, полагая, что одет как джентльмен, во все почти новое, или совсем новое, а печать поставишь в регистратуре.

Во что  ни сунься - от интимных уловок до черновика завещания, в котором, кстати, про квартиру ни слова, любимому племяннику только хампердинк, рафаэль, ариэль и эстрадная орбита.

Осталось поставить печать.

*

Tags: аналитика, проза, рассказ2015, сатира
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments