Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

ГОЛОСА И ТЕНИ

Собственно, главной достопримечательностью в этой картине для меня стал Шмоль, хотя его, кажется, не было в титрах, и я подозревал, что это Джонни Холлидей, пару ранних вещей которого я к тому времени успел расслышать по радио "Бухарест", не считая Retiens La Nuit на советском диске.

Просмотры проходили в атмосфере нервозности. На фильм не пускали до шестнадцати. Матери он не понравился, она не хотела смотреть его еще раз, а одному было не попасть. Пришлось просить кузину с её сигаретами и демоническим английским, на котором она учила меня жить.

Фильм вообще никому не понравился. Он был слишком старым, чтобы его "схавали", и попал в прокат с опозданием на пять-семь лет, подобно "Семнадцатому небу" и "Приключениям в загородном доме", с которыми проблем было меньше. Странные люди ходили глазеть на эти черно-белые копии, и я был одним из них. Мне было двенадцать лет, и не всегда было понятно, кто на кого смотрит - мы на Шмоля, или Шмоль на нас.







Tags: cinema, music, аналитика, гении, проза, рассказ2018
Subscribe

  • Об ужасах девятки

    Скорей всего никто не обратил внимания, что "намба найна - намба найна" в одиозном коллаже Revolution, это молитва Государя, терзаемого…

  • О пересказчиках киноновинок

    Не совсем понятен "интерес" к поэзии Бодлера в наше время. Стихи напоминают описание спецэффектов, не подкрепленное чертежом устройства,…

  • .

    Стояла дикая жара. В местном клубе после нейтральной "Диаспоры" выступала скандальная группа "Свиноеды" . Тесть ненавидел их…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments