Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Category:

SOUND AND VISION

Завидовать этому человеку было бы безумием. К тридцати годам это был неисправимый, патологический вор-рецидивист, three time looser, чье пренебрежение чужой собственностью било все рекорды, а своей, кроме рубцов и татуировок, у него практически не было.

Разве что, старомодная память на стихи, чужие и собственные, которые он без проблем менял местами, в зависимости от эрудиции собутыльника.

Целиком и в авторском исполнении его вещи не запоминались, раздражало подражание актеру Солоницину.
Но в машинописном виде сочетания отдельных слов врастали в память подобно буквам из черной пластмассы в оболочке магазинного сыра.

Это была не зависть, а надежда самостоятельно отыскать те отдушины и щелевидные каналы, посредством которых просачивается в будничную жизнь вещество, формирующее подобные образы.

Первое и последнее, что запомнилось на всю жизнь, это "слепого Йозефа дела" - три слова в его стихотворении "Кафка", которое могло быть и не его, но это не важно.

Проблема в том, что твои собственные формулы такого рода способен заметить только посторонний, часто не слишком близкий тебе человек, который постесняется делиться своим открытием.

Тут главное уверенность в том, что в мире, где реагируют только на подделки, больше нигде не существует такой комбинации, как эта.

"Слепого Йозефа дела" - роман из трех слов, семнадцать букв. которые нашли своего читателя, когда тому было семнадцать лет.



*

Tags: проза, рассказ2018
Subscribe

  • .

  • Две версии одного некролога

    Неспроста последние дни не покидало ощущение финальности, как будто кто-то закругляется, что-то "завершает работу", вне зависимости от…

  • .

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments