October 12th, 2006

ККК

A Woman Left Lonely.

На Венере седеют меха.

Жизнь кипит – далека, как на Марсе.

Лифт ползет, и скрипит как сухарь,

Вертикально скользит катафалк,

Мертвым глазом сверлит Питер Фальк,

Кто я – пифия, ведьма, сноха?

Или я «друшлянула» слегка,

Позабыв о любви, о коварстве…

Нет! Мине не оставят в покое!

Ну и хам. Этот Хортица – хам:

«На Венере седеют меха»?!

Все сильнее слыхать «ха-ха-ха»,

Мелиха вытворяет такое!

Приглашали нагадить в бокал…

Можно юбку разгладить пока,

Можно складки разгладить на юбке.

Не поправить запущенный бок.

Оплывают как свечи бока.

Что ни пуговица, то – упрек,

Возраст – трудно прожить без наебки.

Почерствели подушка, матрас,

Неприятно прощупывать ребра.

Неохотно выходит на связь

Призрак Гаги, которую ёб раб.

Даже юбка моложе меня,

А клеенка приятнее кожи.

Даже валенки, боже мой, боже!

Как страну, потерявшую шик,

Расстегнувшую гульфик державу,

Гагу бросили – повар, денщик,

Только стрелки скользят моложаво,

Грациозно струится песок,

И ласкается мультголосок –

Жук зовет на прощальный вальсок

Бородавчату жабу.