February 19th, 2010

ККК

Помни о курочках!

Иннокентий Анненский

Черная весна

Под гулы меди - гробовой
Творился перенос,
И, жутко задран, восковой
Глядел из гроба нос.

Дыханья, что ли, он хотел
Туда, в пустую грудь?..
Последний снег был темно-бел,
И тяжек рыхлый путь.

И только изморозь, мутна,
На тление лилась.
Да тупо черная весна
Глядела в студень глаз -

С облезлых крыш, из бурых ям,
С позеленелых лиц...
А там, по мертвенным полям,
С разбухших крыльев птиц...

О люди! Тяжек жизни след
По рытвинам путей,
Но ничего печальней нет,
Как встреча двух смертей.

...войдя к покойнику, беззащитно возвышающемуся в гробу во всем 
смертном позоре среди толпы, наполнявшей комнату, увидав блеск свечей,
столь странный среди солнечного света, и безобразное лицо, синевшее в
дыму ладана, вдруг побледнел, упал на колени, торопливо закрестился, а
потом кинулся к гробу так неистово, стал так страстно впиваться в
ледяные и зловонные губы своего господина и друга, что и все вокруг
побледнели... (Иван Бунин, "К роду отцов своих")