September 30th, 2011

ККК

Сегодня родился...

...настоящий артист Кенни Бейкер. Партнерами этого замечательного тенора были Джек Бенни, братья Маркс и Джуди Гарленд. Когда-то люди умели петь, сегодня в основном либо скулят либо  гавкают.  Счастлив тот, кто слушает пьесы Гершвина без дальнейших извращений.

http://youtu.be/pO-qzcfFjeM
http://youtu.be/v5t_5v38BsM
http://youtu.be/7W-kbu12-cU
http://youtu.be/3Ohc5vCrrWo
ККК

Убитый ветвью каштана (к юбилею драматурга)

ЭДЕН ФОН ХОРВАТ
(1901 - 1938)



В начале 80-х мы применяли этот текст как пугало традиционного врага. Действовал он безотказно. Раскрыв книгу,  Азизян начинал декламировать, и весь ташкентский фронт моментально вставал на дыбы - гремели перекупленными у доходяг орденами цеховики, топотали врожденной лошадиной стопой (неудачный прыжок с парашютом в тылу врага) десантники-завмаги, "спланировавшие" (по меткому выражению Н. Мандельштам) в гастрономторг из НКВД. Сопели их дети, прикрыв щетиной рыбий подбородочек, наложницы - фригидные мазохистки были готовы поменяться робой со своими осеменителями как Мать Мария в кино. Но тут Азизян  демонстрировал выходные данные, а затем голосом Несчастливцева объявлял: Цензуровано!
Никто не хотел верить, что такое переводят и публикуют в Совдепе. И тем не менее...


Вперед навстречу зорям,
Отряд наш штурмовой!
Мы с бурею поспорим,
Мы выйдем в смертный бой.

Сквозь земную планету
Нас свастика ведет.
Нам путь проложат к свету
Штыки и пулемет.

Кругом грозят враги нам -
Мы не сдадимся им.
И пусть их ждет могила -
Наш дух не победим!

Свастика на шлеме,
Черно-бело-красный стяг.
Пред тобою, Адольф Гитлер,
Пусть трепещет враг.

Вирта с Эбертом долой!
К черту ваш жидовский строй!
К черту ваш жидовский строй!

Кости б вам переломать,
Чтоб вовеки не собрать!
Мы разгоним красный ваш рейхстаг,
Мы из пулеметов так-так-так!
Смерть тебе, наглец проклятый,
Ратенау,  жид пархатый!

Эден Фон Хорват. Сладек или Черная армия. Перевод А. Назаренко и В. Никитина. Москва. 1980. Тираж 15000 экз.
Такой вот Сруль Инвиктус. Более изящные стихи даны в переводах почтенного К. Азадовского(к тому времени уже арестованного).