March 16th, 2012

ККК

Последняя весна (квартет)


ВООБРАЖАЕМЫЙ ВЕСТЕРН

Троллейбусные ковбои в кроличьих стетсонах
топчутся на углу, как на балу
и никуда от них не деться
староватым для флирта "Торнадо Лу".
Ковбои
в кроликах цвета запоев.
Я обожаю таких ковбоев.
С блеском подмокших шерстинок,
И рельефом замшелых ширинок,
не открываемых годами
ни при урологе, ни при даме.
(будто за каждою маленький склеп)
чьими-то в прошлом
любовниками, отцами...

Амортизируя скопческую стервозность
отравою "хлебного дара",
в открытый идут варикосомос,
ныряя в люк межпланетного бара,

ныряя щипцами бугристых рук
в карманы джинс и обычных брюк
здесь ни один "лимонадный Джо"
не тратится на колу или боржом.
Повешенными борзыми
шатаются люди-флаги
с ногами такими худыми,
словно камыш в болотной влаге,
только здесь невесомость
и мокро вокруг люстры.
А под батареями - сухо,
мерцает испариной тусклой
использованная посуда,
сливаясь в речную рябь
с блеском влажных волос и ворсинок.
Среди них есть владельцы пластинок,
которые некому продать,
как некуда сплавить больную мать.
Невозмутимо
хлопают веки брюнетов, блондинов.
Невозмутимо  плывет
San Bernadino,
словно отмытый мертвец по реке.
У мертвеца паричок в кулаке.
Чтобы так написать надо водку сосать,
а не члены под столиком!
Персональному кролику
джентльмены верны
с паспортами хуй знает какой страны,
одной ногой здесь, другою
все-таки там,
где место былым дипломам и постам
и на их непогашенной луне
никто не слыхал о Головине...

Если б мог человек находиться
одновременно в двух местах,
как презерватив
и в аптеке, и в кустах...
об этом рассуждает
герой песни If,
но здесь никогда
 не вспомнят группу Bread,
чье название
в контексте здешних бесед
означает горячку и бред.
А они знают прекрасно
на что идут.
Как те, кто в праздник
на митинг идут.
Иногда залетает салунная птичка
покаркать.
Используют не зажигалки, а спички,
ходят только посрать, и не ходят покакать.
Приносят с собой колбасу, огурцы и яички.
И эта простая ковбойская снедь,
на которую кому-то противно смотреть,
как на отрезанные собачьи уши,
хай они ото ходят и жрут свои суши!..

А в полусотне шагов замерла синагога,
и оттуда идет человек
с лицом Хого Фого,
которого чудесно сыграл Милош Копецкий.
Только этот обычный, бывший советский
инженер с Моторостроительного.
Организатор был охуительный,
говорят.
Впрочем незаменимых людей,
будь ты татарин, будь иудей
нет.
Это химера, как белые тапки.
Незаменимы лишь кроличьи шапки.

29. II. 12.


  • Current Music
    Jack Bruce. Theme for Imaginary Western.
  • Tags