July 17th, 2012

ККК

ПОГИБОНЦЫ - 2012


MONDO CANE

КАК ДЯДЕНЬКИ В СЕРЫХ ШЛЯПАХ,
ВЫЧИТЫВАЯ "ИЗВЕСТИЯ",
ЖЕЛАЛИ ДОЗНАТЬСЯ, КУДА
НЕСЕТСЯ ЛОКОМОТИВ,
ПРИВСТАВ НА ЗАДНИЕ ЛАПЫ,
СОБАКИ, ХИТРЫЕ БЕСТИИ
ШТУДИРУЮТ КОНТЕЙНЕР,
КОГТЯМИ КРАЙ ОБХВАТИВ.

ЗНАВАЛ Я ИХ В ДЕВЯНОСТЫЕ
ГОВНИСТЫХ, НО ЛЮБОЗНАТЕЛЬНЫХ,
ЛАСТИЛИСЬ КОРОТКОХВОСТЫЕ
ВЫСОКОМЕРНО-ВНИМАТЕЛЬНО.

КАК ПОЖИЛЫЕ ГРАЖДАНЕ
В ШЕРСТИ СЕРЕБРИСТЫХ "БАКОВ"
"СОВЕТСКУЮ КУЛЬТУРУ", "СОВЕТСКИЙ СПОРТ" ИЛИ "ТРУД",
НЕ В АМСТЕРДАМЕ, ТАК В ЛОНДОНЕ
СОКРОВИЩА МУСОРНЫХ БАКОВ
СОБАКИ-ДЕГУСТАТОРЫ
ЗАДУМЧИВО ЖУЮТ.

ПРОСУНЕТ ТРЕЗОРКА РЫЛО,
МОЛ ВСЁ ТЫ ЕМУ РАССКАЖИ,
А В БУДКЕ ЖИВЕТ НЕ ХИЛОЙ,
ПОД БУДКОЮ ГАРАЖИ.

ПОРТРЕТЫ СЛОЖИЛИ ЛАПЫ
КАК НА СИГАРЕТАХ "ДРУГ".
СПРОСИ У СВОЁВА ПАПЫ,
КАНДИДАТА СОБАЧЬИХ НАУК.

СОСТАВИЛАСЬ ЦЕЛАЯ СВОРА:
БОЛОНКА, ТАКС, СЕНБЕРНАР,
КОГО-ТО МАНИЛА ТОРА
КОГО - ДЕТЕКТИВНЫЙ "НУАР".

МАНОН ТЯГОТЕЛА К ПРОЗЕ
ТУПЫХ СКАНДИНАВСКИХ САГ,
НО В САМОЙ ЭФФЕКТНОЙ ПОЗЕ
МНЕ ДУМАЛОСЬ: ОЙ ТИ МОЙ БОЗЕ!
ДАВАЙ УГОСТИМ ДВОРНЯГ.

И ЕСЛИ СЛУЧАЛОСЬ НОЧЬЮ
КОМУ-ТО ИЗ ПСОВ ЗАВЫТЬ,
МЫ ЗНАЛИ ОБ ЭТОМ ТОЧНО,
СОБАКА БРОСАЕТ ПИТЬ.

БЕЗРОПОТНО РАЗГРЫЗАЯ
МЯСНОЙ ВОЛОКНИСТЫЙ ЖИР,
МОИ ПИТОМЦЫ ДЕРЗАЛИ
ПОСТИГНУТЬ ДВУНОГИЙ МИР.

КАК ЗАБУГОРНУЮ НОВОСТЬ
В ЗАСТОЙНЫЕ СКУДНЫЕ ДНИ
ЛОВИЛИ ХАЛЯВНЫЙ ГНОЗИС,
ХВОСТОМ ВИЛЯЯ, ОНИ.

ДАВНО УЖЕ ПРЕЖНИЕ ВКУСЫ
СМЕНИЛИ НА "КОТЕЛКИ"
ПОТЕШНЫХ СОБАЧЬИХ КУРСОВ
ХВОСТАТЫЕ ВЫПУСКНИКИ.

ОСВОИЛИ ГОРНЫЕ ЛЫЖИ,
УМЕЮТ АВТО ВОДИТЬ,
А ЕСЛИ ЧТО И ПОЛИЖУТ,
ТАК ЭТО НЕ НАМ СУДИТЬ.

СЛЫХАЛ ПАРУ РАЗ ПО РАДИО
ЗНАКОМЫЙ ГОРТАННЫЙ ЛАЙ,
ВРАГОВ НА ЛОПАТКИ РАСКЛАДЫВАЛ
ОСАНИСТЫЙ ПЕС БАРКЛАЙ.

МЕЖ ВЕТЕРИНАРНЫХ КЛИНИК
(И КОРПУСОВ ПСИХБОЛЬНИЦ)
КОСМАТЫЙ КОБЕЛЬ АЛХИМИК
СВАРГАНИЛ ДЮЖИНУ КНИГ.

ПИТОМЦЕВ НЕ РЕВНОВАЛ Я,
УЗРЕВ БЛИЗ ЧУЖОЙ ПОМОЙКИ,
КУЛЬТУРУ ПРЕПОДАВАЯ,
НЕ СТАВИЛ СОБАЧКАМ ДВОЙКИ.

ДОПУСТИМ, ЕСТЬ РУССКИЙ РОК,
А В НЕМ ЭЛЕМЕНТ СОБАЧИЙ,
СПОСОБНЫЙ КОБЕЛЬ 
ЗНАТОК
ВСЕ ТОНКОСТИ ОБОЗНАЧИТ.

ВОТ ЗДЕСЬ, НАПРИМЕР, СКУЛЯТ,
А ТУТ ПОЧЕМУ-ТО ЛАЮТ.
ПРОДВИНУТАЯ МОЛОДЕЖЬ 
ВСЁ ЭТО ОБОЖАЕТ.

А СТАРЫЙ БОЛЬНОЙ СИРКО,
ЧЬИ ПРЕДКИ ПРОПАЛИ НА РЫНКЕ,
ТОРЖЕСТВЕННО И ЛЕГКО
ЗУБАМИ НОСИЛ ПЛАСТИНКИ.

ОН ТРЕБОВАЛ СКОРНЯКОВ
К ОТВЕТУ ЗА КОВАРСТВО.
МЕЧТА СОБАЧЬИХ ВЕКОВ,
СОБАЧЬЕ ГОСУДАРСТВО.

ПУСТЫРЬ ОТВОЮЕМ У ХАТ,
И ПУСТЬ ПОТОМ НЕ ВОНЯЮТ.
ПУСТЬ СУКИ НЯНЧАТ ЩЕНЯТ,
А КОБЕЛИ ИХ ОХРАНЯЮТ.

Я ВОСПРИНИМАЛ ВСЕРЬЕЗ
СОБАЧЬИ ПРОЖЕКТЫ, ШУТКИ.
СИРКА УВЕЗ ПАРОВОЗ
К ОБЕТОВАННОЙ БУДКЕ.

СКОЛЬКО СОБАК Я ЗНАЛ:
КНОПОК, ЖЮЛИ, КАШТАНОК!
ПОРОЙ НА КРОВАТЬ ПУСКАЛ
ЧЕТВЕРОНОГИХ ГРАЖДАНОК.

ВОЗМОЖНО ТАК БЫЛО НАДО,
ПОРОЙ БЫЛО ОЧЕНЬ МИЛО,
ЖУЖУ С ЧЕЛОВЕЧЬИМ ЗАДОМ,
А СВЕРХУ - СОБАЧЬЕ РЫЛО.

МОЙ ДВОЙСТВЕННЫЙ ИНТЕРЕС
ТРЕВОЖИЛ СОБАЧЬИ НЕРВЫ,
ТО ОДИН, ТО ДРУГОЙ НЕ ДОЕСТ.
СТАЛ СПОРНЫМ ДЕЛИКАТЕС,
И ПСЫ ПЕРЕШЛИ НА КОНСЕРВЫ.

ВСЁ БОЛЬШЕ ХАМСКИХ МАНЕР,
ХАРАКТЕРЫ ВСЁ ВЗДОРНЕЙ.
ПОТОМСТВО ПОЛКАНОВ И МАЛЕНЬКИХ ВЕР
ГУСАРИТ НА "ЖИВОДЕРНЕ".
ЭТО ТАКОЙ МОДНЫЙ КЛУБ...


ККК

ПОЧИТАЕМ...


ЗИМА СЕМИДЕСЯТОГО. ДЕВЯТЬ ЛЕТ. БОЛЕЮ. ПОПРОСИЛ ВЗЯТЬ В БИБЛИОТЕКЕ ФАНТАСТИКУ. ПРИНЕСЛИ. СТАЛ ЧИТАТЬ - ПРИЗАДУМАЛСЯ...


 На двери N_4-С была табличка с именем "Беверли Уэст", изнутри доносился
томно-хриплый  голос  южноамериканского  певца.  Сторм  черкнул  в   своем
блокноте; "8:22 утра. Вопит проигрыватель". Он позвонил и заранее  раскрыл
черный кожаный бумажник с удостоверением ФБР.
  Дверь распахнулась и тут же слегка прикрылась; мелькнула грива  черных,
явно крашеных волос, ударил в уши грохот мексиканского джаза. Ларри  знал,
что при виде его дверь начинает сама  закрываться.  Он  поспорил  с  самим
собой - пять против одного, что так и будет, - и, как всегда, выиграл.  Он
к этому привык.
  Предъявив свое удостоверение, Ларри громко сказал, перекрикивая музыку:
  - Я из ФБР.
  Женщина недоверчиво наклонилась, изучая удостоверение, лицо ее выражало
нерешительность. Наконец она открыла  дверь  и,  впустив  Ларри,  медленно
закрыла за ним. Она обращалась с дверью так осторожно, словно та  была  из
хрупкого стекла.
  На женщине была свободная белая кофта, розовые брюки,  обтягивавшие  ее
ляжки, словно кожица сосиску, и ярко-розовые домашние туфли  на  шпильках.
Помятое лицо говорило о бессонной ночи.
  - Нельзя ли выключить проигрыватель, мисс? - попросил Ларри.
  Она неохотно уменьшила звук, сложила руки  на  груди  и  уставилась  на
Ларри, слегка покачиваясь. Белки ее глаз были в кровавых прожилках.
  - Вот не думала, что у вас там есть агенты негры, - сказала она.
  - Рожденный рабом остается рабом, да? - процитировал  Ларри.  -  Теперь
нас там полным-полно.
  Но он помнил времена, когда таких, как он, в ФБР можно было по  пальцам
пересчитать.
  - Даже так? - она закашлялась, внимательно посмотрела на  его  галстук,
костюм, ботинки и, поуспокоившись, предложила:
  - Чашку кофе?
  - Благодарю вас. Черного.
  Сквозь открытую дверь крохотной кухоньки он видел, как она сыплет в две
кружки растворимый кофе. В одну из них она плеснула коньяку, затем  в  обе
долила кипяток из кастрюльки.
  Ларри сел в кресло, а она примостилась в углу софы, подобрав  под  себя
ноги в туфлях на шпильках. Он заметил, что мебель была довольно новой,  но
столик уже закапан всякими напитками.

 - Ну они там жили  вдвоем,  в  N_4-Д,  напротив.  Маленький  сморчок  и
другой, высокий, этот самый Грир. С  высоким,  с  Гриром,  у  нас  никаких
неприятностей не было, но тот плюгавчик, простите за выражение,  торчал  у
меня, как кость в горле.
  - Вы хотите сказать, что те двое живут в квартире напротив?
  Она пожала плечами.
  - Почем я знаю! Я тут никому вопросов не задаю и считаю, что  и  другие
должны вести... то есть вести себя вежливо. Я что-нибудь не так сказала?
  - Нет, - ответил Сторм. - Все в порядке.
  - Спасибо и на этом. Откуда мне знать, живут они там или нет? Я  только
видела их здесь три раза вечером, вот и все.
  - Не могли бы вы описать каждую вашу встречу с Гриром?
  - А я что стараюсь сделать? - возразила она ворчливо и отхлебнула  кофе
с коньяком. - Значит, первый раз поставила я музыку в  половине  десятого,
вдруг стук в дверь и является тот самый сморчок.  Стоит  без  пиджака,  на
носу очки, такие здоровенные в оправе, как у тех ученых дохляков,  которых
показывают по телевизору. Стоит и говорит:  "Простите,  не  можете  ли  вы
убавить звук в вашем телевизоре?"  А  я  ему:  "Нет  у  меня  телевизора!"
Телевизор-то у меня есть, но он не был включен. А он говорит: "Все  равно,
у вас играет какая-то музыка". - "Ясно, играет", - говорю я ему, но все же
уменьшила звук.  Только  тут  такое  дело:  мусоропровод  у  нас  в  конце
коридора, и через некоторое время я  слышу:  кто-то  высыпал  туда  полное
ведро, да как грохнет крышкой!
  Ну тогда я и постучала в 4-Д. Открыл этот плюгавчик, а я ему и  говорю:
"Кто же так делает? Стоит мне включить музыку, вы на стену лезете, а  сами
нарочно грохочете мусоропроводом?" - "Простите, - говорит он, -  только  я
ничего в мусоропровод не спускал". - "Ну да, черта вы не спускали! Спорить
готова, что ваше ведро сейчас чище детской задницы",  -  говорю  я  ему  и
вхожу прямо в кухню.
  Тут я и увидела этого рыжего: он сидел в комнате на софе. Увидел  меня,
аж подпрыгнул, а я ему: "Чего это вы испугались? Разве я такая  страшная?"
Представляете? Между нами, мистер агент, -  этого  не  пишите  -  як  тому
времени пропустила пару стаканчиков... Понимаете, я здесь  совсем  одна...
хочется хоть иногда повеселиться, правда ведь? Вот я  и  говорю  тем  двум
типам, хоть они и старперы: "Давайте, ребята, забудем это дело!  Пойдем  в
мою конуру, выпьем, посидим, как добрые соседи". Тут я  им  представилась:
"Беверли Уэст", но ни тот, ни другой себя  не  назвали.  Сморчок  говорит:
"Спасибо, как-нибудь в другой  раз",  и  прочую  чушь,  а  сам  потихоньку
оттирает меня к двери. Тут я поняла, им моя компания не  подходит.

 Она взяла из пачки новую сигарету, с трудом прикурила от дрожащей в  ее
руке зажигалки и спросила:
  - Скажите-ка, правда говорят про педиков, будто им нужно, чтобы  вокруг
было тихо, как в могиле?
  -  Почему  вы  спрашиваете  об  этом?  У  вас  есть  доказательства  их
взаимоотношений?
  - Ничего у меня нет! - Она была воплощением оскорбленной добродетели. -
Слава богу, я в замочные скважины не подглядываю. Но что еще  может  быть?
Два мужика встречаются в квартире, где ни один из них не живет. Хотя  Грир
по виду и не похож...
  - Как вы думаете, кто был тот маленький человек?
  - Откуда мне знать. Я его видела всего два раза. Это ваше  дело  искать
его, а не мое... Еще кофе?
  - Нет, благодарю. - Сторм встал. - Думаю, это все,  мисс  Уэст.  Просим
вас не распространяться об этом деле. И звоните нам сразу, если  вспомните
что-нибудь важное.
  - Мне заплатят? - спросила она, тоже  поднимаясь  и  вытирая  ладони  о
кофту. Помада слишком ярко выделялась на ее бледном  лице,  как  кровь  на
шляпке шампиньона. - Я читала, у вас есть платные осведомители, или как их
там еще.
  - Боюсь, это не тот случай, мисс Уэст, но мы бы охотно  воспользовались
вашими услугами.
  - Меня зовут Бив, не забудете?
  Она протянула ему руку, и Сторм пожал ее.
  - Послушай, ты, должно быть, настоящий джентльмен, раз ты из  Бюро.  Но
клянусь, дорогуша, я никогда не слышала о цветных джентльменах.
  - Мы там все одинаковые, - сказал он. - И красные, и белые, и черные, и
синие.
  - Понятно, хитрец, - сказала она.  -  Если  ты  не  женат  или  вообще,
позвони мне как-нибудь вечерком. Мой телефон в справочнике.
  - Спасибо, - поблагодарил Сторм.  -  Позвоню...  когда  найдем  мистера
Грира.
  - Сначала дело, потом удовольствие, да? Ладно, дорогуша, звони в  любое
время.
  Она проводила его до двери, и последней его мыслью было, что напяль она
кофту под стать своим розовым брючкам, она бы в  ней  просто  задохнулась.
Когда Ларри дошел до лифта, его догнала новая волна мексиканской музыки из
N_4-С. Надрывная мелодия звучала в кабине лифта приглушенно, создавая лишь
фон для его мыслей.