November 6th, 2012

Robey

ВЕЛИКОЕ В МАЛОМ

когда Синатра узнал, что Джон Кеннеди остановился у его конкурента Билла Кросби, он пришел в ярость. Как писали газеты, он выбежал из дому с отбойным молотком и начал крушить вертолетную площадку.
Robey

БЛИЗ ЕСТЬ ПРИ ДВЕРЕХ...

Говорили с питерским джазменом о капризах поверхностных людей, которые, слушая джазовую интерпретацию, понятия не имеют, как звучит та или иная мелодия в изначальном виде, а всё туда же...  вспомнили знакомое существо, выросшее на аквариумах с аукцыонами и "гибких магомаевых": вчера всю ночь пытался слушать Майлса Дэвиса, что-то как-то он мне не того...
Важно помнить, с кем имеешь дело - больные люди всегда и во всем капризны и привередливы, а смертельно больные просто невыносимы. Мы же, Алексей, имеем дело с живыми трупаками, причем далеко не протасовского типа, и довольно крепкими, как ни парадоксально это звучит, физически. 
Это нормальный покойник ведет себя пристойно. А оживленный выебуется как только может - ведь он "особенный", как некоторые дети. Главное не путать его со здоровым энергичным дяденькой, таких давно "среда заела".
Живой труп способен, дрыгая ножонками, завоевывать "черные пояса" и "даны" - знаем таких.
Живому трупу по плечу наклепать после сорока четверых упырят - знаем и таких.
Он способен записывать "альбом" зп альбомом и гастролировать девять месяцев в году... и таких вокруг полно.
Покойники как правило не пьют и не курят - берегут здоровье.
И плевать, что от этих рекордов и достижений нам ни холодно ни жарко.
Одного не может суетливая, назойливая дохлятина - принять своевременно кончину безболезненну, мирну, непостыдну, ибо впереди у него "куча дел" - концерты, юбилеи, банные дни...



ЛИЦА ДРУЗЕЙ
Как-то я случайно подобрал у букиниста на Лондонском мосту одну книгу на немецком языке. Грязная, зачитанная до дыр, многие страницы порваны, переплет едва держится. Она называлась «Сфинкс» и содержала самое невероятное описание, которое я когда-либо читал, о неких существах, генерированных Иоанном-Фердинандом графом фон Кюффштейном в 1775 г. Источниками, из которых взято это описание, были масонские рукописи, но главным образом, дневники некоего Джеймса Каммерера, дворецкого, служившего у графа. Достоверность сведений не оставляет сомнений. Если бы это касалось не столь необычных вещей, вы бы без колебаний поверили каждому слову. Десять гомункулусов — Джеймс Каммерер называет их «пророческими спиритами» — содержались в плотно закупоренных, наполненных водой сосудах, подобных тем, какие используются для консервирования фруктов. Их крышки были запечатаны магической печатью. Существа эти были в 9 дюймов длиной, и граф пожелал, чтобы они выросли. Поэтому сосуды содержались под кучами навоза, ежедневно опрыскиваемого специальной жидкостью, с большим трудом изготовляемой посвященными. Навоз после такой обработки начинал бродить и пускать пар, будто подогреваемый подземным огнем. Когда сосуды откупорили, оказалось, что «спириты» выросли до 14 дюймов. Мужские гомункулусы обросли густой бородой, и на пальцах у них были ногти. В двух сосудах ничего, кроме жидкости, не было видно, но когда граф фон Кюффштейн трижды постучал по печати, произнеся одновременно магические заклинания на иврите, вода приобрела странный цвет, и спириты показали свои лица сначала очень маленькие, но потом все увеличивавшиеся и достигшие человеческих размеров. Лица эти были жестоки и ужасны.