August 1st, 2013

D

ЛЮБИМЫЕ АЛЬБОМЫ


Разнонаправлен без потери качества - Чарльз Ллойд и Харви Мандэл демонстрируют свои дары с образцовой сдержанностью,
но вершина, это, конечно, Медведь, который славит Литтла,
а Литтл ему отвечает как Северный Шандрикову...
D

LES FANTOMES ET FANTOCHES


CТАРОЖИЛЫ

Сетует соседушко
Лев Семеныч Жук:
гомофобный дедушка,
педоватый внук

А соседу вторила
Эмма Львовна Зак:
правнучка Виктория,
однополый брак.

Мрак! - в подвале плесенном
хохотал скелет.
Родом из Одессы мы,
наш единый пред

упакован прочно
в этот шар земной
мудрый, но порочный
Миша Водяной.

D

LES FANTOMES ET FANTOCHES


ГИМН СЕЛЕКЦИОНЕРОВ

Рев вдов. Плачь дач. Жен стон.

Чад ад. Стад смрад. Гнид стыд. Фар жар. Глаз таз.

Капелла уродов имени Нас!

В гинекологии шаурмы

Личинок надыбали мы

Говнистых и важных

(чуть что и на «вы»)

Продажных, как порция

Слабой травы,

Слепых, шелудивых, хвостатых, бесхвостых –

Мы их отсадили в садок девяностых.

Вонзая заначки в прямые кишки,

Личинки пустые трясли кошельки,

И, воздухом родины дальней дыша,

Они становились взрослей, чуть дрожа.

Пора подытожить (иль ну их в пизду?)

Ансамбль ничтожеств под нашу дуду

Поет и танцует, ложится, встает,

Проекты (красиво рисует) и к сроку сдает.

Виниловых рожек на черепе пара.

Достойна обложек помойная харя.

Проехали годы,

И четко созрела

Капелла уродов, уродов капелла.

За каждым – огнями пылающий хлев,

Лимит недоверия преодолев

Позируют дружно, как тот экипаж:

Хозяин, Петрушка, Уборщица, Паж.

Раз в год, выставляя себя напоказ,

Капелла уродов имени Нас.

Пустые, как выбитый зоб пылесоса,

Больные, как Бабушка после поноса,

Пленительны, как стариковский инцест,

Волнительны, как незаконный арест.

Ебутся диаспоры в зоне погоста,

Юнцу – шестьдесят, а мадам – девяносто.

Работа секретного оперотдела:

Капелла уродов, уродов капелла.

Вот ломится в шапочке

С палочкой: «Здрасьте»

Эдип дефективный к своей Иокасте.

А вот, издавая зловоние кeдов,

Скопец, изнывая, дает «ганимеда».

Так здорово все, что не надо и рая,

Солидные пенсии, группа вторая.

А первая кто?

Тут обидится сноб:

Конечно же гроб, разумеется, гроб.

Здесь слишком патриархален

Александров Ефим,

В чести идиот G.G. Allin

Или Фаули Ким.

А вот сортируют виниловый хлам

Припадочный Ной и сынок его Хам,

И каркает в ухо ему: «Бамалама!"

Из хосписа прямо Прекрасная Дама.

По кругу арены на чистой свинье

В готическом шлеме гарцует месье.

И щупают грязные руки

Не шелк, не парчу,

А очень прекрасные звуки,

Взмывая под плохо промытые своды, журча,

На бороды льется другая «парча».

Дивится знаток: любопытно узнать,

Кому удалось столько их подобрать?

Красавцы, красавцы – один в одного,

Арийцы, картавцы, коллекция – во!

Токует под «Томбе ля неже»,

В рядах царит пересортица,

Ансамбль страстей и посмешищ

Имени Графа Хортицы.