February 1st, 2014

D

OLDIES BUT GOODIES!




У члена Группы почтенного писателя Олеся Бердника изъяли материалы Группы, записные книжки и ... порнографические открытки!

Однако для комплекта к "продажности" Руденко (американские доллары) и "развратности" Бердника органам безопасности с их неважным вкусом и традиционным отсутствием чувства меры не хватало чего-нибудь зловещего, И у члена Группы Олексы Тихого была "найдена" немецкая винтовка старого образца (видимо, припасенная перед отправкой на обыск из театрального реквизита).

Но ведь оружие, порнография и иностранная валюта — это еще не полный перечень того, что должно храниться у "наймитов империализма". Можно предположить, что если волна обысков докатится до Москвы (что вполне реально, так как обыски на Украине проводились по распоряжению Московской прокуратуры), то у членов Московской Хельсинкской группы "найдут" склад наркотиков, "шпионские" радиопередатчики, обрезы, яды и финские ножи, а у руководителя Группы профессора Орлова по меньшей мере многоствольный миномет и расчлененные трупы под полом.

В знак протеста против изъятия информационных материалов о нарушениях гуманитарных статей Хельсинкских соглашений на Украине и против уголовных методов проведения обысков Раиса Руденко и члены Украинской группы содействия Олесь Бердник, Микола Матусевич и Мирослав Маринович объявили голодовку.

Репрессии против Украинской группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений показывают абсолютное пренебрежение советского правительства к обязательствам, взятым им на себя в Хельсинки.

Главы правительств и мировая общественность, украинцы США, Канады и Европы должны проникнуться пониманием исключительных трудностей, с которыми сталкивается общественный контроль за соблюдением Хельсинкских соглашений на Украине, и приложить максимальные усилия для поддержки и защиты Украинской группы содействия выполнению этих соглашений — в противном случае Группа будет ликвидирована, а ее члены подвергнуты жестоким репрессиям.


Людмила Алексеева, Александр Гинзбург, Петр Григоренко, Александр Корчак, Мальва Ланда, Юрий Орлов, Анатолий Щаранский
27 декабря 1976 г.


*



D

ЗОЛОТЫЕ СЛОВА


Психиатр Михаил Турецкий, ныне проживающий в Израиле, глубоко изучил вопрос о диссидентах в Советском Союзе. В своих заметках "Легенды и мифы советской психиатрии" значительную часть он посвящает теме "Диссидент страны Советов", рассматривая вопрос о диссидентах глазами психиатра - социального психолога. Он отмечал следующие особенности диссидентов и диссидентства: "Диссидентами в Советском Союзе становились воспринявшие сионистскую идею правозащитники, почвенники-антисемиты, ревнители ленинских норм, фашисты, националисты, боровшиеся за суверенитет своих республик, верующие, дети уничтоженных Сталиным коммунистов, реже просто прозревшие и способные к самостоятельной оценке окружающего мира. Само диссидентство проявлялось по-разному: от кухонных анекдотов и чтения запрещенной литературы до "подписантства", неподцензурного творчества, акций протеста, попыток прорываться за рубеж и легальной эмиграции... Советские диссиденты постсталинской эпохи были продуктами советской системы, как и ортодоксальные коммунисты. Отвергнув ценности советского режима, они ничего по существу не предлагали взамен. Общегуманистические и демократические идеи, идеи сионистские, фашистские или националистические звучали больше, как противопоставление опостылевшей советской действительности, чем самодостаточное позитивное знание... Диссиденство не было социальным движением. Это было явление скорее психологическое, которое легче понять, как реакцию личности на собственные проблемы и внешние условия, чем как признак одряхления коммунистического режима... Любые социальные движения начинаются еретиками и отступниками. Начинаются с личного протеста. И лишь позже, при определенных условиях, индивидуально-психологическая проблема социализируется, начинает восприниматься, как проблема многих, перерастая в революции или потрясающие основы реформы. Диссидентству такая участь, видимо, не была уготована. Советский эксперимент уничтожил саму возможность продуктивного социального протеста".

И далее: "Среди обитателей психиатрических больниц были как душевнобольные, протестующие против советских порядков по соображениям бредовым, так и психически здоровые диссиденты". По мнению многих психологов, диссидент не может быть сильной личностью. Обратить диссидентов в своих агентов ничего не стоило ни царской охранке, ни КГБ. Обработать диссидентов было очень легко. Достаточно было их зацепить за что-нибудь малое, как они в дальнейшем начинали служить системе, с которой они воевали.