November 18th, 2014

D

ПО ЦВЕТУ ТИГРА

Впервые услышав эту пьесу, я был еще слишком мал, чтобы реагировать на имена, и достаточно развит, чтобы не реагировать на странный вид диска - он был из пластмассы апельсинового цвета; с первых тактов я понял, что мне вовек так  не сыграть - никогда, зато (я почему-то очень остро, словно некий инициатический укус или укол, это ощутил с тоскливым воодушевлением) я всю жизнь буду наслаждаться ею с восторгом первого причастия.

Несмотря на пионерский возраст, я имел некоторое представление о музыке Стравинского и Хиндемита, но все равно был ошеломлен тем, во что превратил Джек Брюс три минуты звучания... правда, замечательная Eat My Words в самом начале сборника  уже не показалась мне такой недоступной, и остаток дня я провел с чешской акустической "татрой", разучивая по памяти рифф - пластинку унесли, мне не хватило пятерика...

*




Jack Bruce - Never Tell Your Mother She's Out of Tune

D

.

ПОКУШЕНИЕ

Когда лысеет голова

выскакивают лица:

так у Сермяги был "Москва"

у Кузмина - Столица


то "новый Гуль" то буль-буль-буль

и обувь строго по ноге

в Москву всадили много пуль

всадили сорок восемь пуль

в далеком ФРГ


в солидной шапке из пыжа

садился в BMW

ударил из-за гаража

противник по Москве


в добротном кожаном плаще

и шапке меховой

таким Москва явился ще

как будто бы живой


кого-то усадили брить

а стричься мне потом

я вышел просто покурить

а тут Москва с кентом


бритье решили отменить

мол СПИД и трали-вали

хотелось шапку прокрутить

увидеть как она летит

когда в Москву стреляли


Сермяга спирт предпочитал

давно не пил вина

порой задумчиво шептал:

свалилась ли она?


порою злился вы и вы

любители травы

кто спиздил шапку с головы

товарища Москвы?!!


покорно замедляли шаг

на зов его всегда

не отпечаталось в ушах

конкретно нет ни да


развязан роковой шнурок

осталось наступить

и жизнь как сорванный урок

в чернилах утопить


качнутся фонари вовне

затеплятся огни

а вдруг окажутся на дне

прозрачными они?


и тихо жабрами давя

немые пузырьки

из грота выползет Москва

и не подаст руки.


*