February 25th, 2016

D

ИЗ ЖИЗНИ АРСЕНЬЕВА



Регулярно умирает кто-нибудь талантливый и оригинальный, о ком, правда, не писали в "Ровеснике" и не рассказывал в "Радионяне" Сева Новгородцев, но совдеповский обыватель реагирует только на правильные имена и скорбит по расписанию, в котором на первом месте стоит, конечно же, товарищ Боуи.
Недавно вот прогрессивная общественность почтила память заслуженного деятеля искусств расширенным торжественным концертом с участием зарубежных исполнителей, куда никого из наших правда, так и не пригласили... но тут фантазия пятидесятилетнего юноши привычным способом выправляет неприятное место - ему втрое меньше и он снова сидит на собрании и аплодирует с таким восторгом, что даже начинает притопывать ногами в дефицитных кроссовках, однако, спохватившись, вовремя прячет их под стул, поймав на себе завистливый взгляд ветерана с крашеным чубом.
А в президиуме толкает речь представитель ЮНЕСКО, тов. Ледигага, и переводчик как раз проясняет важный момент, напомнив про моральную твердость артиста, который "повторным браком с гражданкой развивающейся страны опровергнул муссируемые в реакционных кругах слухи о якобы склонности певца к мужеложству..."
Как же все это приятно слышать, когда до цирроза с инсультом еще минимум лет пятнадцать, а до ближайшей музыкальной программы из Лондона всего несколько часов, правда, ее будут беспощадно глушить, но то, чего не дадут расслышать искусственные помехи, дорисует тренированное воображение.
Все мы в этой жизни клима самгина на что-нибудь настраиваемся и что-то заглушаем.
*
D

УРОК МАСТЕРСТВА

Чем осквернять по мелочам отдельные личности и семейства, куда продуктивнее сразу возненавидеть целое государство со всем его населением, или для начала хотя бы одно поколение граждан с его героями и модой. Художник обязан двигаться от натюрмортов Оскара Рабина к мистериям Глазунова.
*
D

О ЧЕМ ЖУЖЖАТ ПОТОМСТВЕННЫЕ АСЫ

Бараны моего возраста еще помнят пошлую богемную моду хуй знает кого и чорт знает зачем непременно выдавать себя либо за внучку деникинского офицера, либо за внука присяжного поверенного, на худой конец - казачьего есаула.
Большую роль в этом маразме сыграла гуманизация белогвардейщины (а затем и нацистов) спивающимися деятелями совкино, которым надо было с кем-то сравнивать и себя и своих блядей в периоды запоев и гульни.
Разумеется, в выгодном свете, а примазаться к, скажем, кругу того же Синатры, им - на века провоняв общагой, было не реально. То ли дело - папаха, аксельбанты.
И хотя в ту пору, когда они массово примазывались к "бывшим", прошло всего полвека с момента, когда буржуям дали по шапке, и многие бывшие были еще живы физически, выглядел подобный блеф-самооговор смехотворно - примерно как если бы все отягченные придуманной любовью к тому же Боуи, вдруг коллективно покаялись в педерастии.
Однако расписные и продырявленные правнуки каких-то совсем абстрактных сталинских соколов выглядят еще нелепее, потому что прошло семьдесят пять лет, а они всё претендуют на пропеллер от "ишачка" в цифровой жопке.
*