June 2nd, 2016

D

.



Параноидальная восприимчивость позволяет видеть себя там, где его нет, заостренная мнительность позволяет слышать о тебе, то, что говорят о тебе, там, где тебя нет - эти способы самообольщения достигли пандемических размеров к середине нулевых, когда формула "мы написали - он нам тут же ответил" стала чем-то вроде цветущего посоха в руке туриста на пачке "Памира".

Как будто сорок лет назад первый встречный на Красной площади оказался иностранцем и при всех жвачкой угостил, как во сне, или Брайен Ино на рубле расписался. А потом еще на одном. И еще.

*

D

.

Когда-то в меру продвинутые граждане кокетливо путали Пристли с Пресли, а Пресли с Прайсом, это, естественно, у нас, а у них тем временем сравнивали братьев Маркс с братьями Карамазовыми (Граучо - Иван, Харпо - Алёша, Чико - Димитрий и так далее) ну и конечно же, с Битлз.

Только с братьями Жемчужными их, по-моему так никто и не сравнил, и не отметил, что (перефразируя Пристли), если Костя Беляев безумствовал в "здоровом" мирке московских спекулянтов-прагматиков, то Жемчужные, в свою очередь, пытались казаться "здоровыми" в безумном питерском полуподполье для тех, кому за...

http://zv.fm/song/1526586

D

СЕРЖАНТ И МЛАДЕНЕЦ

В этой алхимической работе нет ни одного усилителя вкуса, завлекательного по понятиям советской рок-аудитории, плюс лошадиная доза индийских специй, как в тухлятине из “Джалтаранга”, способная отбить охоту слушать это еще раз и за деньги, когда вокруг столько ритмичной лирики и членораздельного забоя.
Сержант одновременно стерилен и нечист, как неадаптированная викторианская оперетта, салонные фокстроты времен Элиота и Мосли, музыка сфер Мотор-сити, чей ритм простукивает волшебную шкатулку со всех сторон, и опять же, ничего родного и близкого - клавесин без КСП, струнные без ударных - все это попеременно вызывает ощущение либо мошенничества либо халтуры, весьма сходное с освоением средневековых текстов, не обработанных современными пижонами так, чтобы сразу захотелось такие же штанишки или прическу.
Разве что смутные скопления вулканической пыли - отголоски Умберто Бинди и Джино Паоли в завершающем опусе - немного итальянской эстрады, недаром “Битлы в Италии” слыли у нас самой эзотерической пластинкой с призрачным фото на обложке, хотя на ней и не было ничего раритетного и нового, и к музыке “Сержанта” эти песни почти не имеют отношения.
Альбомы, которые когда-то было очень легко игнорировать, рано или поздно становится легко превознести или обосрать - для туземных экспертов обе процедуры не играют роли.
То, что они дружно, как собаки в мультфильме облизывают или облаивают по принципу “была докторская - стала любительская” не имеет прямого отношения ни к таблеткам ни к колбасе - это кукла с имплантами из комплексов, не более.
Не помню, чего ради, как-то раз много лет назад я настойчиво рекомендовал одному “эксперту” - типичный столичный тупица с дипломом, а то и с кандидатской, один диск одной группы. Не потому что нуждался в деньгах, а так - хотел проверить человечка, совсем тупой или нет. Через неделю он, “выручив” меня - тунеядца, стал отворачивать ебало, а на громкий вопрос “ну как?” брезгливо процедил: жене понравилось - итальяшки”.
Речь шла об одном из тех имен итальянского прога, за которым этот же осел, с полусотней других тараканов, носился десятилетием позже, рассуждая уже почти как Лосев или Аверинцев.
Название уточнять не буду - это очень крепкие и дорогие пироги, командир, но было это при товарище Черненко . Черненко нет, зато товарищи... boys will be boys.
Последний раз я перехватил этого усача, кажется уже при Путине, когда алкоголизм косил его виниловых друзей одного за одним, распыляя коллекции.
Я думал, дурак заговорит про итальянский прог, а вот хуй - дурак прогрессировал, и заговорил он мечтательно про Мотаун, про Supremes, но, естественно, только ранний (пройдет еще лет семь и другой старый хуй точно так же, поглядывая на меня с ненавистью и суеверным страхом, начнет вякать о том, как он “открыл” Supremes только поздний - ахххуительный).
Сюпримс бы, Гарик, можешь найти? ты же все можешь?
Это была какая-то бесполая игра, поскольку любой Сюпримс элементарно было найти без “гариков, аликов и мариков”, как выражался отец Азизяна, папа Жора.
Или этот египтолог имел в виду не банальную куплю-продажу, а что-нибудь оккультно-необычное, то, о чем не решался попросить простым языком?
Уловив позитивную вибрацию в скучном разговоре, но не келюнув на нее, я ответил профану, как отвечает у Гоголя художнику персиянин:
Сюпримс? На что тебе Сюпримс?
Не получив ответа на простейший.
Если бы в активе у Битлзов не было “Резиновой души” и Кэнт бай ми лав, “Сержант” надолго бы оставался печатью проклятья как Пет Саундс для Бич (вич) Бойс, пока знайки тамошние здешним знайкам, как те два козла верблюду в детской частушке - один в жопу, другой в рот, не вдолбили таки наконец, что егор егором, а Пет Саундс надо уважать.
Образов, которые рисуют магический эффект познания этой пластинки у меня лично аж целых два штуки:
первое - это ребенок моих лет во фруктовом саду, пританцовывая , норовит подцепить, прижимает кулаком, параллельно схватывая и запоминая музыку, бумажные усы, а они то и дело падают в траву.
и второе - за ним сперва с картинки в журнале вырастает в размерах и красках галактический эмбрион из “Одиссеи”.
Таков обратный путь от бессмысленной важности к бесконечному и бессмертному младенчеству обратного рождения и погружения в абсолютное неведение.
Что и символизируют оба шлюссаккорда на пластинке и в кино.
*