June 5th, 2016

D

СЛУЧАЙНЫЕ ПОПУТЧИКИ (КАЛЯГИН И “ВТОРЯКИ”)

Калягин смело протягивал меню особым жестом, прекрасно зная, что проницательный собеседник, как всегда, ограничится порцией пиццы и чайником заварки, которую они разопьют вместе.
Эти трапезы могли бы происходить еще много раз, если бы прежние жертвы пиццееда, не предъявили Калягину ряд улик такого свойства, после которых обычно, спросив “теперь ты видишь, какая это сволочь?”, обличитель наслаждается смущением новичка, слыша лишь тяжелое дыхание в ответ.
Первой мыслью Калягина было переломать пиццееду конечности, чужими, как это делают в кино оскорбленные боссы, руками, но прикинув стоимость операции, экономный Калягин ограничился тем, что попросту перестал совать под нос врагу меню, несмотря на твердую, многократно проверенную, убежденность в том, что деликатный пиццеед ограничится пиццею “четыре сыра” и чайником, который официантка по просьбе Калягина еще раз зальет кипятком.
А поскольку умные вещи и ценные указания пиццееду, как большинству истинных мудрецов, все равно перед кем говорить, он - Калягин всегда сможет подслушать их, как джазец на открытом воздухе, не проходя на территорию фестиваля.
Причем спокойно. На то они и сети.
*
D

(no subject)

Скотоподобные патриоты продолжают развешивать позорную фото-жабу со словами про совдеп, которых Мохаммед Али никогда никому не говорил, текст представляет собою перевранный абзац из статьи американской коммунистки Мерилин Бехтель, сам по себе надерганный из разных интервью спортсмена.

Этот же пассаж можно встретить и в книжке "Советские, но не русские" у еще одного потомственного ветерана-коминтерновца по имени Вильям Мандель.

Боксер словно по бумажке хвалит интернационализм и отсутствие открытой неприязни к людям с темным цветом кожи, и не более того,и, разумеется, ни слова гомофобии - коминтерн есть коминтерн.

Любопытно, что вторым свидетелем того, как "эх, хорошо в стране советской жить" выходцам из Африки, в книге Манделя выступает не кто иной, как доктор Лили Гольден-Ханга, чей предок Джон Оливер Гольден приехал в совдеп в самый разгар коллективизации с семнадцатью цветными коллегами!

Посланные нахер отовсюду, вычеркнутые из книги жизни, деревянные бошки шукают себе союзников среди мертвецов, пополняя свой безмозглый полк безответными покойниками.

Каждому поколению дикарей и маньяков нужен свой "план далласа" - чем кретинознее тем лучше, их дегенеративный мозг воспринимает только измышления таких же дегенератов.

Такова логика караоке имперского кретинизма.