June 20th, 2016

D

ПОРОЖНИЙ РЕЙС



"А что, гёзы, никто из вас на книги не поддрачивал? - нагло задал провокационный вопрос Игорёк по кличке "Импульс", пока мы втроем - я, Сермяга и он, бродили огородами села Попово в поисках обещанной Сермягою групповщицы-нимфоманки, которую, естественно, так и не нашли.
Точнее, она существовала, я её видел - действительно, человек без комплексов по стандартам восьмидесятых, но в тот раз мы её не нашли - обычно такие люди напоминают о себе сами, всплывая, как мертвец на реке.
И обычно это происходит некстати, но происходит.
Из той дурацкой поездки с похмелья, запомнился разве что старикан в электричке, один в один исполнивший под мой аккомпанемент песню Канделаки с припевом "нани-на", да трехлитровая бутыль ледяного непонятного сока... впрочем это уже подробности в духе плебейской прозы дурака Лимонова, ну его нахуй, такой стиль.
Итак, Бобров (он же "Масочник", он же "Импульс", царство ему небесное) спросил про книги. Совсем как Лев Толстой у Чехова с Буниным.
Сермяга, как всегда заразительно, молниеносно хихикнул, а я так же молниеносно подумал: сейчас он сказанет про Силлитоу.
И угадал.
По моим наблюдениям это был буквенный порн намба ван для чуваков и чувих поколения Игорька, которым их поощрила в начале семидесятых "Иностранная литература".

Вместо "Эманюэли" в прокате, можно и так сказать.
После паузы Масочник действительно со смаком пересказал пару пикантных местечек из "Начала пути".
Для поднятия духа, так сказать.
"Надо будет почитать" - без ажиотажа произнес Сермяга.
"Мог требует свой фитиль обратно" - мысленно, чтоб не бесить ебнутого на изящных вещицах типа фирменных "фитилей" Импульса, процитировал я, начиная замечать, что от сока начинает болеть брюхо.
Этого еще не хватало.
Про лысого писателя с неприличным шрамом на лысине я вспоминать не стал, сознавая, что Импульс комплексует из-за собственных залысин, старательно их зачесывая с помощью "взлизов".
Хулиганство покойного приятеля навело меня на мысль, которую будет трудно опровергнуть.
Шо я хочу сказать, точнее, шо нужно отметить, а отметить нужно вот шо: интеллигенция почему-то любит писателей с фамилией со скользящим ударением.
То есть конечно за милу душу хиляют и Пруст и тот фриц (вылетело с головы), что написал "Степного волка" (книга гамно, а группа - лом, но песня у боников еще лучше) во чьих фамилиях скользить по большому счету нехера, - но! - но, вы заметьте.
Тот же МузИль - мУзиль, или старый добрый Селинджер - СелИнджер и СелинджЭр.
Я знаю, о чем, говорю, товарыши.
Ну и два главных козыря: КортАсар - кортасАр и ёбаный Хайдегер, которого я лично не перевариваю.
*