August 30th, 2016

D

ВДОВИЙ ПАРОХОД

Я уборщица-гидеборщица

я с дояркой дружу бодрийяркой

блять опять на площадке нахаркано

кем нахаркано пи джей харвихой

в том же месте где было наблевано

в шляпу чуть ли не ленарду коэну

я уборщица гидеборщица

до меня была трент-резнорщица

черноротая дрянь твинпикая

все грозит травануть ковригою

напустить каргу керуакую

и поэтому если какаю

дверь в гальюн подпираю шваброю

как кассету джелло биафрою

в жизни той где была счастливою

увлекалась альтернативою

побывала за немцем замужем

заебал меня своим джармушом

из машинного отделения

кочегар со следами тления

вверх по лесенке забирается

тоже гадить тварь собирается

марколмондится дэвидбовится

навалить мне кучу готовится

пароход плывет волны крупные

через весь живот

пятна трупные.


*

D

Опять мы что-то пропустили... (из прошлогоднего)

Опять мы что-то пропустили, а именно явно сверху спущенную "умным журналистам" вказивку писать солидно,


вживая (чудесный украинский глагол) музыковедческие термины и латинские адажио - если еще вчера был сплошной

спойлер-дисклеймер, крафтверк сказал - зодиак ответил, то сегодня, мать честная, в глазах рябит от ад гоминэм,

парс про тутто (я дочь камергера), доминанта-медианта и т.д.


А глянешь на портреты, четко видно, стоит только рявкнуть в ухо "все идет по плану" и эти с понтом бэлзы (тот-то был

культурный человек по всем статьям) выдадут тебе полный текст акапелла кон фуоко.





*

D

ЕФИМУ ГАЛЬПЕРИНУ СЕМЬДЕСЯТ

Первые годы при Михал Сергеиче были сезоном чудес, и каждый выбирал своё.
Мне подвернулось то, о чем я и мечтал, и мечтать не мог.
Среди школьников моего поколения сравнительно популярен был жестокий розыгрыш, суть которого была в том, что якобы в ночное время, когда программа завершена, на экран обычного телевизора прорываются западные передачи.
Один мальчик, например, был страшно горд, что ему привиделся, пока его предки - преподаватели музбакланства, спали бухие, какой-то “дяденька в смокинге”.
О существовании смокингов он узнал, естественно, от меня, остальное придумал сам.
На самом деле это было начало тяжелейшего психического заболевания - несчастный стал опасаться возмездия за то, чего ему, как советскому подростку видеть не следовало, и в конце концов побежал в органы, где нагородил массу околесицы, в том числе и про меня - растлителя, колдуна, неонациста и психа.
При чудотворце Горбачеве, подарившем лично мне самые счастливые годы жизни, сказка, как положено, не для всех, временно стала былью, но именно как сказка, вы должны чувствовать разницу.
Мой близкий друг вдруг сообщил мне, что по ночам неизвестно кто и откуда гоняет старые американские фильмы, иногда совсем старые, один краше другого, причем, зная мою компетентность, подкрепил своё сообщение пересказом ряда сюжетов и сцен, которые он на тот момент нигде видеть не мог. Более того - он перечислил мне имена и описал внешность актрис и актеров, и они совпали.
Человек этот страдал бессонницей и сильно выпивал, но тогда еще вел себя нормально... эх, б-же мой, сколько вроде бы приличных людей подпадают под суровую ферулу формулы “но тогда еще вел себя нормально”. Это отдельная тема.
Среди прочего он весьма красочно пересказал мне “Белого зомби”, увидеть который я рассчитывал только на том свете. Мое знакомство с Бэлой исчерпывалось репертуаром “Иллюзиона”, и порции, как говорит у Бунюэля месье Тавино, были иллюзорные.
Но главное, что сообщил мне мой безумный друг, “Зомби” крутят регулярно, иначе как бы тогда он успел запомнить и разучить диалоги (английский он, под моим влиянием, к двадцати трем годам освоил нехуево, врать не буду)?
Мы запаслись коньяком (дешевый кир продавали по спискам) и стали караулить “Белого зомби”.
Показы могли начинаться где-нибудь с середины, поэтому имя режиссера я прочитал в титрах и тут же записал на клочке нотной бумаги (идиот-хозяин мнил себя композитором) лишь со второго раза.
Режиссера звали Гальперин.
И я тут же вспомнил о его здешнем однофамильце, чью потрясающую картину “Дом с привидениями” я не раз видел по ТВ, но так никогда и не посмотрел, как того заслуживает этот шедевр, на большом экране.
Попытки изобразить андроповскими средствами “хоррор” а ля рюс, выходили намного хуже брежневских “истернов” про басмачей, среди которых действительно есть настоящие шедевры.
Гальперин взял обыдённость, на которую через медиумов и адептов воздействуют потусторонние и первобытные силы зла.
“Фриссоны” и спецэффекты, нечто недопустимо брутальное или необъяснимое из области фокусов, всё это приедается и остается в прошлом, о котором сперва грустят, а потом проклинают садистку-память и молятся на склероз.
Гальперин сделал ставку на повседневность, которая остается повседневностью и в настоящем и в прошлом, и в будущем, поэтому “Дом с привидениями” будет стоять вечно, как “Дом напротив кладбища”, созданный киноантиподом днепропетровца - Лучо Фульчи.
По крайней мере для меня.
Хотя в своей последней картине “Врата безмолвия”, которую следует понимать как завещание режиссера нам - его последним зрителям-современникам, видения на грани и за гранью бреда выглядят пошлее и реальней самого сюжета, знаковые персонажи древних мифов возникают из повседневного ниоткуда, а самый древний и главный совсем не скрывает своего имени.


Его скрывает кинокамера, хотя на именном номере автомобиля не написано ничего диковинного или особенного, просто пять веселых букв по-английски и шесть по-русски.
Увидев один фильм Фульчи, возникает желание посмотреть остальные - не важно с чего началось ваше знакомство - с комедии, детектива или жуткой истории.
То же самое я могу сказать, и говорю с удовольствием, о фильмах Ефима Гальперина.

*



D

John Edmund Andrew Phillips (August 30, 1935 – March 18, 2001)

Начинаются дни, грустные, как песни, которые умел сочинять этот сложный человек, старше моих предков, грустные

песни, которые я, в силу возраста, открыл и полюбил, когда они здесь, как любой real thing, были нахуй никому не

нужны. Советский человек семидесятых был недоверчив, жалок и страшен в своем ограниченном безвкусии.

"Манди-манди" не произвела на аборигенов впечатления ни в сборнике "Искристый водопад", ни в прочувствованном

исполнении британской группы новичков "Доули Фэмили", чьи живые и полноценные концерты в СССР были

эталоном обаяния и профессионализма.