October 5th, 2016

D

ГИГАНТЫ БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ

Мой весьма ранний, можно сказать, младенческий, интерес (очень быстро переросший в симпатию) к поэзии Игоря Кобзева не был спровоцирован извне, так же, как, скажем, мой интерес к Вальдемару Матушке или Яношу Коошу.

Т.е. я отдавал отчет, что в мире относительно молодых взрослых это кому-то может нравиться, но совсем по иным причинам, нежели мне.

Обнаружив его фамилию под одним из треков тухмановской сюиты "Как прекрасен этот мир" я удивился , но не обрадовался, поняв, что и у этого автора есть фанаты среди людей, которые могут доказать свою состоятельность.

В дальнейшем меня ничуть не смутили наивная юдофобия, "язычество" и эдвудовский сталинизм позднейших кобзевских опусов, которым так и не удалось затмить бесхитростное обаяние его ранней поэзии, адресованной в первую очередь тем, кто в этом вообще нихуя не понимает.

Сейчас вот, разная пидорасня воняет на Льва Николаевича, которому вполне могли бы понравиться вот эти строки Игоря Ивановича:

ЛЕВ ТОЛСТОЙ

О чем я стараюсь? —
Чтоб снова и снова
Россия влюблялась
В графа Толстого.

Писатель и пахарь,
Гусар в двух столицах —
Он был необъятнее
Богa, в трех лицах.

Да. Был он во многом —
Другим не чета! —
Искуснее бога
Исуса Христа.

Он знал все лекарства
Для духа и плоти:
Неправда — в лукавстве,
А Правда — в работе.

Не в праздной пыли, —
Говорил, — а за плугом
Все люди Земли
Сговорятся друг с другом.

Несчастье и Счастье —
И все он осилил,
Дремучий, бровастый,
Большой, как Россия.


*

D

ГИТЛЕРОЧЕК И ЮНГЕРОЧЕК

Почему-то наши зигуны со стажем и в возрасте айседоры дункан, последнее время вместо общепонятного дедушки предпочитают вывешивать каких-то второсортных архитекторов холокоста, невнятных и мелких фрицев в штатском. И в этом плане, конечно, юнгерок просто незаменим. Живучий и беспартийный юнгерочек, так похожий на чепыжечку.