January 5th, 2017

D

ТЕЛЕМОСТ

Еще не готов бутерброд
но скоро его намажут
малыш терпеливо ждет
теперь он любит мамашу
и маленький патриот
толкает свою "наташу"
не спите сейчас вот-вот
сейчас и меня покажут
багато их проползло
в лимоновское отверстие
себя показать и скво
в издании английской версии
увидеть свое ебло
не где-нибудь на фуршете
а там где давал в дупло
плюгавый советский эдди
в заплеванное стекло
глазеет тупая зависть
как в клипе ногу свело
ликует пасхальный заяц
с медалями на груди
поверх тельняшки гармошка
скандируя ну погоди
и вторят ему матрешки

что толку в москве торчать
в царь-пушку сливая семя
мы будем себе вручать
оскАры эмми и грэмми
на шайбу подводный лов
бывалых побед хоккейных
развесим своих орлов
в захваченном гугенхейме
добавим в домашний плов
берроузов и буковских
развесим своих козлов
любимых козлов московских
за нами немало краж
бьенали и трали-вали
мы свой играем "гараж"
на спизженном матерьяле
на бруклинском блин мосту
мы будем пить без закуски
ну сколько можно ебту
хвалить себя только по-русски
пусть скажут что мы - пиздец
от них нам много не надо
нам так завещал отец
служивший в ruda armada...
так психовал косой
откинув оконную штору
он опыт имел большой
не раз ходил на егора
а где-то в бронестекле
идеями заряжался
главзаяц в блатном кремле
всё слышал и наслаждался.

*
D

.

Правоохранительные органы выяснили личность утопленника – им оказался Роальд Цомук, являющийся автором популярных песен времен СССР. Он сотрудничал с такими исполнителями, как Юрий Антонов (песня «Аэропорт») и Эдита Пьеха («Ой, не судите опрометчиво» и «Про любовь»).



Напомним, что несчастный случай произошел 4 января у садоводства "Культура".



Основатель вокально-инструментального ансамбля «Поющие гитары» Анатолий Васильев скончался в среду, 4 января, на 82-м году жизни.




https://vkmusic.ru/%D0%BF%D0%BE%D1%8E%D1%89%D0%B8%D0%B5-%D0%B3%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%8B-%D0%B0%D1%8D%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82
D

Плывущий человек для меня уже утопленник...

"Плывущий человек для меня уже утопленник" - первое, что вспоминаешь, глядя на черно-белые фото неофициальных литобъединений или редакторов самиздатских альманахов.
Правда следом за ними возникает перестроечная зима и те же люди в малиновых и зеленых пуховиках, которые в ту пору смотрелись солидней дубленок, показывая, что человека одевает заграница, причем не от лица полудикой родни, а за казенный счет.
В бесчисленных карманах пуховиков лежали диктофоны с готовой записью, которую вечером, по-телефонному гнусавую, можно было услышать по радио.
За последние годы часть этих отчаянных парней, чье бесстрашие кому-то казалось необъяснимым, озадачив под старость лет своих почитателей, вернулось в стойло советского агитпропа, красноречиво дав понять, благодаря роману с каким ведомством и с чьего благословения они когда-то попали куда надо, и какими прочными оказались узы этой любви.