January 12th, 2017

D

КАПРИЧЧО ДЛЯ МЕСЬЕ МЕЛЬВИЛЯ





В заведении больше похожем на дворец
чем на клинику вет
познакомились гангстеры
Ник Лишний Вес
и Боб Диабет


вдоль по реплике бруклинского моста
протянулся кортеж “побед”
Лишний Вес холостить вез свого кота
усыплять свого Диабет


в гулком лобби висит панно ар дэко
говорят на нем Днепрогес
Диабет дышал глубоко
тяжело дышал Лишний Вес


в привозном по размеру красивом пальто
к гардеробу шел Диабет
если кантри то старое самое то
содержание их бесед


но в тот день врачиха была не та
под воздействием колес
оскопила смертельно больного кота
а живому ввела наркоз


ты гляди как вертится нахал
напевала в противогаз
Диабет в коридоре привычно вздыхал
куда делся приличный джаз


но синхронно почуяв одну беду
оба пискнули в унисон
и распутным шагом “сечас приду”
словно это порочный сон


две сквозные тени больших котов
на задних лапах прошли
однополый брак будто мазл тов
их хозяева привезли


однополый кошачий брак заключать
однополый кошачий брак
в унисон хозяева стали кричать
это что вобще это как?!!


похудел на диете Лишний Вес
был костюм на нем мешковат
долетел ли вопль его до небес
был ли тот эпизод доснят


непонятно сквозь больничных витрин
полудымчатое стекло
мы лишь видим снаружи двое мужчин
по идее добро и зло.




*
D

Прекрасная Лесли Гор...

Прекрасная Лесли Гор пародирует лакримогенную евролирику, но и её лесбосемитская ирония полувековой давности - серьезный классический стиль на фоне регулярных попыток высосать здесь из пальца очередную нижегородскую "петулу кларк" или ростовскую "франсуаз арди" с деревянной башкой.

Но получается неизменно Помпейя Мамайская на сохранении.

Вчера показали чьего-то сынка с возможностями Семена Канады - на сцене с ним чуть ли не двадцать восемь панфиловцев с фирменными инструментами, инглиш от гувернера.

Типа модерн соул исполняет - имидж слизан с Майкла Джорджа на канале дважды два, а вокал - лягушонок Кермит пародирует Колю Арутюнова.

D

ФОРМУЛА ТЫЧИНЫ

Моим читателям хорошо знаком один мой давний знакомый - открытый гей, который, раскабанев, завязал с голубизной и взялся сочинять задом наперед церковно-патриотические “стихи”, перемежая их прозаической бранью в адрес тех, кто по его мнению, должен гореть в аду.
Почему я на него не обижаюсь? Да потому что, если эти сакральные перевертни прочитать не задом наперед, а нормально, никаких литаний сатане в них не обнаружится, а будет то же самое - поэтическое рукоделие человека,который, как многие трезвенники, слишком серьезно относится к проблеме старости...
Впрочем, кто из нас не крутил “Лестницу в небо” в обратном направлении?
Только один покрутит - убедился, что нихуя там нет и пошел за поллитрой, а другой вертит пластинку всю жизнь, причем не на вертушке, а в голове.
Невзорова знаю хуже, но в демонизации его атеистической пропаганды тоже есть нечто взаимовыгодное и ему и его прежним друзьям. Тем более, там непонятно, кто кого обольщал и чем обольстил. Но если бы его сугубо википедические аргументы работали в пользу святости и юродства, никто бы не заметил ни самого ревнителя, ни тех, сейчас проклинает его за отступничество.
И патриотическая анафема в адрес вероломного “глебыча” сильно смахивает на куплеты из немецкого романа, которым так упивался до воцерковления мой педоватый ученик и приятель:
Себе ресницу вырву я
и заколю тебя.
Потом помадою для губ
раскрашу я твой труп.
А если будешь злиться ты,
что делать с вашим братом?
Себе глазунью закажу,
плесну в тебя шпинатом!
Короче говоря, и здесь “это, Рыжий, - всё на публику!”
Про такие золотые перья как амирам кантор или максим григоров сказать совсем нечего. Эти будут закапывать и откапывать свою “лизу” до страшного суда, путая дворовую песочницу с необитаемым островом и vice versa.
Что же объединяет всех этих парней?
чуття єдиної родини
Совершенно верно - чувство единой семьи.
Куда бы их Чорт ни занес, реальный адрес этих парней по-прежнему не дом и не улица.
А “запад”, который они якобы обязаны журить, отстаивать или разоблачать, напротив, абстракция.
Этим объясняется уморительно третьемировой, луганско-палестинский уровень и пафос их публицистики.
Что еще? - Страх перед ярким аутсайдером, перед неангажированным энтузиазмом людей совершенно иного рода.
Из-под лестницы в небо разит не инфернальною серой, а старыми добрыми лужами алкашечьей мочи их советского детства.
*