January 13th, 2017

D

СОБЛАЗН (ВЛЮБЛЕННЫЕ)

Не в денежных и не в дорожных знаках
пожалуй счастье, дети, это факт
ведь спаривались предки в жутких сраках
мечтая о колоде порнокарт

палили свечи расстелив клеенку
в сырых альковах довоенных хат
могли позволить одного ребенка
которого испортит детский сад

пусть не имели замшевых перчаток
монтажники высотники просты
союз разменивал седьмой десяток
и следом за козою шел в кусты

мирза увековеченный в частушке
советский неприхОтливый мирза
и на ресницах матери-старушки
мерцала партизанская слеза

коза увековечена в куплете
вся в лунном золоте как дефицитный шпрот
раскладывая что-то на газете
травила нецензурный анекдот

мечтая о рулончике бумаги
мирза подруге локоны крутил
и растлевая пионерский лагерь
кто детский садик тоже совратил

искал в почтовом ящике открытку
где три вождя сулили секс втроем
но кончил тем что раздавил улитку
под одиноким тощим фонарем

неоновая надпись на рассвете
возникла перед носом у мирзы
поймите это даром даром дети
попробуйте проглотите язык.


*

D

Я И МАНЬЯКИ

Почему-то с детских лет, когда еще никаким спросом на сёрф и не пахло, один вид электрогитары с ручным вибратором вызывал у меня желание выломать его с корнем, желательно вместе с пальцами гитараста.

Желание это было столь неистовым, что время от времени я был вынужден делиться им с подходящими юношами и девушками старшего возраста, и, должен признаться, что, пускай не с первого раза, но мне все-таки подтвердили, что, хотя массовым этот вид вандализма назвать нельзя, всё же существуют некие, если не маньяки, то злостные хулиганы, практикующие его, выискивая жертв на танцплощадках, поскольку оттуда, после расправы, легче съебаться в кусты.

Помимо них были еще разрезатели барабанного пластика и рубщики колонок - этих дважды видел своими глазами, один раз на втором этаже "России", другой на дворянской халтуре на Южном поселке.

Неудивительно, что гнусную палку постепенно прекратили использовать для достижения ностальгического саунда, как устаревшее убожество, а в дальнейшем не меньшую неприязнь стали вызывать недоделанные хендриксы, любители злоупотреблять осточертевшей "квакушкой".

К середине девяностых я наконец понял, в чем было дело - что конкретно нам в них не нравилось.




*