January 20th, 2017

D

Своё и чужое - 2

Доживем... до страпонедельника, - пробурчал смертельно больной Игорь Ильич и выключил телевизор.
Экран погас.



*




"Анатомия человека - ключ к анатомии обезьяны", и "творчество" Годара подтверждает правоту Маркса на все сто.




*




Мисс Хайсмит имела в виду Балаяна:

A decade ago, Highsmith was president of the jury at the Berlin Film Festival. "I was not particularily good at it," she remembers. "I hated cracking the whip, and these juries turn into political things. Some fellow from the Third World kept hammering for prizes for a Communist film which was rotten."




*




Вторник рубиновый, ежик резиновый, - устало улыбнулся смертельно больной Игорь Ильич, вспомнив, какой сегодня был день недели.

Рубинка, Рубинка, где твоя дубинка? - пробормотал он и выключил телевизор.

Экран погас.



*




А вот интересно, если бы "мой друг гитлер" и "вечер у клер" назывались "вечер у малафеевны" и "мой тесть малафеич", ктo бы от них тогда охуевал, из тех, кого мы знаем?




*




Политическая биография Бабушки тоже началась, когда негры в штатском обстреляли ему горловку белковым оружием.




*



ностальгическое

Поднакуришь, поднабздишь:

как твин пикс в семье глядишь

*



пусть жалость ювенальная

корежит пацана

идет война анальная

сакральная она

*




совсем как "всё идет по плану" в клубе:

"Ленин посылает со своего места за председательским креслом записку во фракцию большевиков. И точно по команде поднимается Степанов-Скворцов и предлагает пропеть Интернационал. Все встают и поют. У левых и правых свои дирижеры. У эсеров - Чернов, сидящий в первом ряду. Время от времени он оборачивается лицом к членам фракции и широкой жестикуляцией силится ее вдохновить и увлечь. Поют, однако, немногие. На обоих флангах нестерпимо фальшивят. Не только поющие вразброд, по фракциям, фальшивят - самый Интернационал в создавшейся обстановке отдает фальшью."




*

D

СОВЕТСКИЙ КЛОС

Еще один классический триллер в тени одиозного "Штирлица".

Единственная режиссерская работа Виктора Щеглова, пятью годами ранее создавшего незабываемый образ особиста Ромина в "Игре без ничьей", линию которой, компенсируя отсутствие оттепельных вольностей гротеском, собственно, и продолжает этот трехсерийный телефильм.

Сценарий Ардаматского не уступает Льву Шейнину.

Диалоги Семенову и отцу этого жанра - Михаилу Маклярскому.

Только в таких местах и возможна реализация таких талантов в таком количестве в обстановке почти максимального благоприятствия.

Слово единственный подходит почти ко всему, что мы видим и слышим в течении двух с половиной часов, которые преступно коротать без поллитры.

Уникален сам Щеглов в образе "воланда" Дитриха из гестапо, и неповторимый Бриллинг в роли Дьявола из СС на фоне тщательно подобранных мелких бесов.

Уникальны полковник Кунгель и ефрейтор Ширер, и, конечно, Всеволод Якут с большим партийным значком на галстуке.

И во истину незабываем Виктор Знамеровский - едва ли не лучший шеф гестапо в своей единственной кино-роли.

Имена лилипутов и участниц женского квартета нам неизвестны, как неизвестно имя того, кто так милостив к осколкам творения, которые мы так ценим, которыми наслаждаемся...



D

На острове хворых жен...

На острове хворых жен
в аллее липовых лип
ведущей в детский донжон
порой раздается всхлип

на острове жен больных
на фоне картонных астр
глотает без выходных
факир фальшивый пиастр

на острове хмурых мам
раскрашивают лакфиоль
под гимнастический гам
волынок валторн виол

волынок виол валторн
похищенных с корабля
который в заливе юля
бодался как уникорн

в купальне болезных дам
если взглянуть с маяка
они чучелами лам
покажутся вам слегка

заклинило транспортер
букетом фиктивных роз
но братья среди сестер
своих не стыдятся поз

отведав поддельных блюд
бойцы кулинарных битв
спасений уже не ждут
от слов холостых молитв

в саду обреченных тёть
в лечебных целях земляк
настаивают компот
в посуде свинцовых фляг

сигары взамен камыша
камыш взамен сигар
и все же сюда спешат
последний принять загар.


*