January 25th, 2017

D

АРИЯ ДОКТОРА ФУ МАНЧУ

В китайских ракетах
не жарят котов
и вдовы внутри не бухают
к ним кто-то приносит
макеты кустов
внутри не поют
тётю хаю


китайской ракете
китайский приказ
прикажет стоять по-китайски
как ставит свой в угол
китайский матрас
веселый плейбой
кустанайский

в китайской ракете
мы к вам прилетим
в большую орду-проститутку
покуда в "пекине"
рубает кретин
свою несъедобную утку

китайского зодчества
смертный лингам
вздымайся всё выше и выше
покуда катают зерно по углам
кремлевские серые мыши

в китайских ракетах
не возят глистов
в кишках допотопные "ходи"
на струнах отборных
мышиных хвостов
сыграет китайский "володя".




*

D

АРАП И СЧАСТЛИВЧИК

Беру рукой кассету, как в детстве мечтал потрогать трилобита, надписано в конце прошлого века - почерк мой, готовился к передаче, перебрасывал материал с пластмассы, главное достоинство которой, что не ассенизаторами с помоек сюда привезена, всё собрано в те года, которых, увы, не воротишь.

На стороне "А" зачем-то выписаны сразу три вещи Алана Прайса с нелыпыми пометками в скобках: Glass Mountain (а ля Джерри Ли), Leave it all to Me (а ля "О, счастливчик!") и The Wasteland - а ля Высоцкий!

Вероятно собирался обратить внимание слушателей на сходство интонаций и тем. Много чего собирался.. незаметно вывернув на эхо народной молвы о сходстве Алана Прайса с Высоцким, чей нелепый "арап" шел параллельно "Счастливчику".

Говорили об этом недолго, но с энтузиазмом, пока внутренний цензор не намекнул "хорош себя дураком выставлять".

Сашко Навоз, помню, активно поводил эту безрадостную параллель. В пору подготовки передачи он был еще жив и говнист. Машина собьет его лишь четыре года спустя, а в день моего концерта "на клумбе", мне сообщит о его смерти в больнице номер пять наш общий знакомый.

Пел я тогда скверно, зато публика была разнообразная - только освободившийся Лимонов, склочный во хмелю Баяндуров, покинувший летнюю веранду с громким матом.