February 28th, 2017

D

Dunkler Frühling


При нумерации вагонов
с хвоста
не повредит прыжок с балкона
в канун великого поста

коль вдоль перрона разогнаться
в конце концов
возможен финиш дом пятнадцать
по мертвецов

порою виден издалёка
не дом сундук
в торце импланты шлакоблока
гранит наук

напоминают пятна тленья
на лице
камней враждебные вкрапленья
в его торце

сложны мелодии и ритмы
погода врет
словами бабкиной молитвы
наоборот

весна шагает торжествуя
в сырых носках
блестит конец стального хуя
в седых тисках

все - саша маша таня гриша
в носках сырых
крадутся выше выше выше
консьерж старых

сидит и думает
собаки
с собой несут
душеспасительные флаги
а хуй спасут

летят родительские пеплы
в промежность урн
в полете видел кто ослепли
Унику Цюрн.

*

D

ИЗУМРУДЫ ДЛЯ АРДАМАТСКОГО



по линии сплендор солоп:

"Солдаты, сидевшие на соломе, затянули песню, как показалось Самарину, не по-немецки тягучую и печальную. Очевидно это была народная песня. В ней говорилось о девушке, которая ждет любимого, а жизнь проходит мимо нее, как река, в которую она бросает цветы любви и надежды.

Когда песня была спета, офицер сказал мрачно:

- Гимн вдовы... - и вдруг сильным голосом запел песню военную, которую Самарин знал: - "Вперед и вся земля будет принадлежать нам..."

Солдаты подхватили, песня загремела мощно и даже страшно."




D

ГУБЫ ДРОЗДОВ

А забавно наблюдать, как у сорокалетних экспертов эстрадного жанра мало помалу все чаще становится "почвенным" то, что служило их красносотенным предшественникам вопиющим примером "сионизма".

"Дрозды" того же Шаинского, например - был мистер хайд, стал товарищ джекил.

"Губы окаянные" - арий Любшин голосом Никитина на слова Кима, тут уже обратная метаморфоза: два мистера хайда в одном джекиле.

Но метаморфоза. И все довольны.

*

D

СМЕХ СКВОЗЬ СКРЕПЫ (28. II. '15)

Широка страна моя родная

много в ней тальков и головлев

я другой такой страны не знаю

где немцов так часто юшенков.

*



Мне голос был он звал истошно

подзаебав в конце концов:

покинь россию мандовошно

иначе кончишь как немцов.

*


Почему-то вспомнилось, как двадцать лет назад в подвале на тверской, в сраку пьяная медведица, колотя бутылкой афанасия по столу, орала: через год убьют на баррикадах моего мужа, то есть - бабушку.

*

D

28. II. '14

СТАРИК

"Старик, не комплексуй!" - то и дело говорят друг другу физики и лирики в прозе шестидесятников.
А наш старик комплексовал, уверяя, будто его "пацан", слава б-гу, слушает исключительно старое кантри.

Старик, не комплексуй! - увещевали мы старика, прекрасно зная, что его тридцатилетний "малый" читает только птюч, слушает только радио "станцию" и смотрит только MTV.

Щадили мы старика.

*



CHI?

Вспомнили случай (Шурпетов рассказывал), как один "умный журналист" выколол у себя на ягодицах "ДУНЯ" и "ТАНЯ".

Имени Шурпетов не назвал, сказал только, что это очень известный человек, "один из лучших", и мы его знаем...

*