August 8th, 2017

D

ЛУЖА

Не знаю, кто их в ту пору науськивал и откуда брались на подобные вояжи средства, но Байкал для черносотенных новобрачных восьмидесятых годов был чем-то вроде Лас-Вегаса.

Битые-перебитые дуськи с имперских малин и тусовок. и хиппи-искусствоведы, каждый второй автор зонга "Русские наши иконы", выдвигались с апломбом, с разговорами про буддизм, но возвращались угрюмые. с какою-то жгучей и неприятной тайной, которой предпочитали не делиться даже в состоянии портвешкового свинга,который был нормою в этих кругах.

Что там с ними происходило они не рассказывали, отбояриваясь шукшинизмами и прочими штампами.

Вот о чем я вспомнил, посмотрев очередной путинский снафф об убийстве молодого спортсмена посетителями дискотеки.


*

D

Какой-то селькор придирается к Металике и Модерну...



Какой-то селькор придирается к Металике и Модерну - двум безупречным по сути проектам.

Селькор, оказывается, прозаик, ему понадобился материал, он повадился слухать в пердунчике на халяву и был крайне разочарован музыкой восьмидесятых.

Это напомнило мне сценку начала нулевых - в лавку к виниловому барыге пришел селькор-музыковед и при мне, без стеснения, спросил, где у того стоит МакКой Тайнер - "надо хоть послушать, шо воно такое - мне ж про него писать". Барыга, дорожа вниманием прессы, выдал животному пачку альбомов пианиста.

В восьмидесятых, пока Рейган еще не отказался от идеи очистить мир от скверны термоядерным способом, они как-то сдерживали этот свой сельский эстетический нигилизм.


*