August 21st, 2017

D

18 декабря 1921, Демидов — 21 августа 1997

Хорошо помню конец того дня - никто не хотел поминать, но я все-таки пошел за "гжелкой" в магазин напротив сашкиной хаты. Когда-то рядом с ним паслись пластиночники, помню одного зимой, в шапке с помпоном - вылитый Куравлев, бегал за мной, причитая: хочу твой Can! хочу твой Can!

В конце концов я плюнул и отдал ему этих идиотов, получив в обмен Орбисона, два Four Tops, два Supremes, что-то еще необходимое мне в тогдашней жизни...

Это было зимой при Андропе, а в день смерти великого Никулина было жарко и душно, и пластинки мне успели осточертеть, не говоря про рожи тех, кто их смЫкает.

Водка продавалась в бакалее. Внезапно девушка впереди меня сказала продавщице: слыхали, Никулин умер. И они обе в унисон, как положено, после паузы вымолвили "жалко".

Еще как, подумал я, другой такой не появится никогда.

До сих пор не могу понять, как становились комиками люди, увидевшие ад, шагнувшие в него, прошедшие его, ради чего они нас веселили - Пуговкин, Никулин, Папанов...

Зато вот как пишет (с маленькой буквы) о ветеране войны и всенародном любимце неимоверно толстожопое существо по прозвищу "амирам", зарабатывая на посещение дорогих продмагов:

"Я однозначно наблюдаю прогресс.
И то, что теперь окосевшие гомункулюсы в исполнении яковлева, баталова, никулина и т.д., которых в брежневскую эпоху подсовывали русским людям в качестве эталона - стали терять, хотя бы в Москве, свою актуальность. "

Не люблю стучать и кого-либо закладывать, но в данном случае речь идет не о человеке, а о больном животном.