November 19th, 2017

ККК

ЛАЗАРЬ

Скорлупою съедобной улитки
на валу оголенной десны
под ногами шатается плитка
вся в испарине вроде слюны
я как будто танцор на диете
понимая за мною следят
те что были со мной на том свете
в этом мире узнают - съедят
словно труп в клипе юрия лонго
раскрывает объятья москва
и шурша навощенной клеенкой
произносит пароль - дважды два
по-вахтерски расхристанным вием
притворяясь товарищ урнов
поставщик потрошеных нуриев
размороженных глазунов
дегустатор плевков и испарин
сердцеед тормознутых сердец
голубятник пернатых гагарин
что курлычут в полете пиздец
и врачем что зовут для аборта
в детективе у шейнина льва
я лифтеру диктую: четвертый
потому и пароль "дважды два".
*
ККК

и так у них везде

"Отреставрированный 'Иди и Смотри" в этом году победил на кинофестивале в Венеции и наконец в этом виде добрался до наших экранов.".

Одна деталь - не "победил", а был поощрен в рубрике best restored film за качество реставрации.


*
ККК

ВМЕСТО НЕКРОЛОГА

Пожалуй, самое неприятное, как в судьбе, так и для репутации, любого состоявшегося еретика-трансгрессора, это не издержки дурной славы, и не земное возмездие за реальные и мнимые грехи, а неминуемый "демпинг" со страниц англоязычной печати в сраный третий мир, где ему начнут тыкать, коверкая имя кириллицей, всевозможные "бро" из деревни Воловьи Лужки, марая и без того отягченного сомнениями старика своей сопричастностью..

И это едва ли не главный урок, который стоило бы усвоить будущим смутьянам из ошибок своих предшественников.

Если ненавидят - всё в норме, мне ли не знать, а вот если, как пел незабвенный Буба, "полюбят крепко одесситы", это сигнал тревожный.

Gentleman George (так называл меня покойный).

ККК

THE AGONY AND THE EXTACY

Леонид Бергер - легендарный "одноногий Том Джонс" исполняет пьесу Отиса Реддинга I Can't Turn You Loose (с напева Джонса) в картине "Вид на жительство".

На самом деле для этого фильма Леониду Адольфовичу удалось записать не одну,а две вещи - первая, баллада в стиле countrypolitan, приглушенно звучит за кадром во время постельной сцены с Викторией Федоровой, и в ней, возможно из-за убыстренной фонограммы, вокал Бергера можно спутать с Ободзинским, но это лишь обостряет ощущение онейрической двойственности и зыбкости, которые дебютная работа Стефановича не утратила за сорок пять лет.