April 21st, 2018

ККК

И дольше века сельский час... 21. 4. '17)

Наш старичок совсем ку-ку, - сообщил мне мой давний знакомый накануне драматических событий.

- Что он еще отколол? Женился на выпускнице бьюти скул имени Кобылянской?

-Та не. Это было бы естественно в его возрасте... ты наверняка видел картинку?

- Какую - битлы и Брежнев? То Эд Салливан, у меня такая же со школьных лет лежит в столе. Должна лежать.

- Он поверил, что это действительно Лёня мацает бас-гитару!

и вновь продолжатся час...

- Ничего страшного. Минимум еще с полмиллиона маразматиков тоже убеждены, что это Лёня. Страшно совсем другое.

- Что же?

- В отличие от них, нашему дедушке свыше была дарована возможность сперва спросить Гарика, может такое быть или нет, прежде чем срамиться. У Гарика, которому известно почти всё о заблуждениях такого рода.

Однако дедушка, в лучших традициях своего поколения, поверил КАРТИНКЕ, а не слову мудреца-эрудита, который, в отличие от своего поколения, развивался совершенно иным путем. Дедушка поклонился рукотворному идолу идиотов.

Точно так же наши сверстники, составив представление об интимных отношениях внутри совка по заграничной порнографии, были сильно удручены тем, что могла предложить им советская власть в реале. А отступать было некуда.

Следом за Битлз и Брежневым в солярисе престарелых появился и цветной Джордж Харрисон с Высоцким, но наш идолопоклонник к тому времени по законам жанра уже отправился в Шеол.

как у нас как у нас продолжался сельский час...

*

ККК

.


На том свете души убиенных ворон расклевывают яички царевичу и государю, а вокруг, причитая и охая бегают бородатые питурики в маечках "православие или смерть"...


РАЙ ЗВЕРЕЙ


Это рай зверей. Глаза их кротки.
Если звери жить в лесу привыкли,
здесь им – лес.
Если жили в прериях – трава
стелется под ними, как когда-то.


Не имея душ, попали звери
в рай, совсем того не сознавая. .
Их инстинкты все-таки здесь живы
и куда-то снова вдаль зовут,
несмотря на кротость глаз звериных.


Им под стать природа расцветает.
Ублажая их, из кожи лезет
вся природа, им воссоздавая
все, к чему привыкли в жизни звери:
лес густой,
зеленые поляны.


Кое для кого из них и рай
быть не может местом, где нет крови.
Кто-то и в раю все тот же хищник,
гордо повышая совершенство
собственных когтей или зубов.


Когти, зубы стали смертоносней.
Могут здесь подкрадываться звери
незаметней, чем живыми крались.


Их прыжки теперь на спины жертв
занимают не мгновенья, - годы,


потому что их прельщает сладость
долгого скользящего полета
на лоснящиеся спины жертв.
Те же, кто здесь жертвы, знают все,
но у них есть собственная радость
все-таки бродить в раю зверей,



точно под такими же ветвями,
под какими их убийцы бродят,
и без боли завершать свой путь,
страха не испытывая вовсе.



В центре мироздания они,
внюхиваясь в сладкий запах смерти,
ей навстречу радостно бредут.
Прыгают на них. Их рвут на части.
А они встают и вновь идут.



Джеймс Дикки в переводе Евгения Евтушенко

ККК

(no subject)

Из диалогов Коршуна с Азизяном:



- Имей в виду - я людей не люблю, и чем больше их передохнет, тем лучше!

- Это кто так говорил, Ницше?

- Хуй! Так говорил Васечкин с Осипенковского.




*

ККК

ДНЕВНИК НОЯБРЬ '95

Усталость вместо разочарования.


От двух кривляк ждать кроме уже знакомых нам кривляний похоже нечего.


Мы и не ждали. Последний шанс повернуть ход истории в нужное русло был упущен при Андропове (первым это почувствовал и, как обычно, запил, Сермяга), в первую очередь из-за отсутствия подходящих людей в госбезопасности и медицине, способных последовательным осуществлением необходимых мероприятий как ограничить численность братских народов, так и остановить рост пагубных потребностей масс, которым уже тогда система была вынуждена потакать в культурной и бытовой сфере.


Вместо санации - военная авантюра, чьи жертвы, подлинные и мнимые, получают привилегии, и в результате мне морочат голову девяностыши в обносках восьмидесятых, которых я вижу насквозь. Они, эти вчерашние дети, надеются обмануть будущее, когда износив тряпье и отопки, они получат наконец возможность переодеться, но осанку и мимику не обновишь и не переоденешь.


Медицина подвела. Опыт близкого знакомства с двумя дамами из этого сектора произвел удручающее впечатление - это какие-то сентиментальные ветеринары, для которых традиционный враг - больная собачка. При этом внешне обе эталон индо-европейской женственности и красоты, способный вызвать вполне оправданную зависимость, то есть превратить грозного клоуна в слюнявое ничтожество - опять легко отделались, ваше сиятельство, и концы в воду.


Но ведь в начале восьмидесятых я находил понимание у людей в белых халатах, и они готовы были послужить делу поворота эволюции в сторону совершенства, разумеется, только на словах.


Сначала им позволили выжить, затем разъехаться, а теперь они по щучьему, блядь, велению, прут назад. А ведь достаточно было, как говорит великий Максим Штраух, "нескольких кубических сантиметров воздуха" - давно хочу использовать этот монолог в радиоспектакле, но у меня нет фонограммы, Тётенька обещает достать.


Клоп третьи сутки не подходит к телефону.



Хотелось бы не думать, что клоп делает это не демонстративно. Взрослое насекомое имеет полное право на молодую личную жизнь, но я обещал за ним присматривать, и в случае несчастья мозги ебать будут мне, хотя клоп явно не Хельмут Бергер, а я-то уж и подавно не Висконти, нет - не Висконти, и клоп не Хельмут Бергер... так - пиздец, кто-то ломится в дверь, набухаться в одиночестве не получится.


Бородатый идиот требует "статью" про Ventures... я лишь боюсь, что клоп, которого я в общем-то ценю, без меня одичает и отупеет "вне допустимого сомнения", просто потому что все так делают.



*

ККК

ПАРОЛЬ

Звякнули монеты в пиджаке
папоротник дрогнул на лобке
на родном забытом языке
дочка пару слов произнесла
где о где она подобрала
эти непонятные слова
в книгами подбитой тесноте
как ты их подслушала и где


те слова не стали запрещать
просто перестали обучать
цену заломили я ебу
выкуплю я лодку - догребу
до непромокаемой скалы
где по плану лавкрафта-оглы
плавает не ебаный дельфин
брат глубоководный мой ефим
пусть глубоководный педераст
где и кому надо передаст:
снова начинается хуйня
дочь заговорила у меня


в книгами пропахшей темноте
чайный гриб качается в воде
кто ей подсказал не важно где
где-то подловил не важно кто
спрятаны присоски в бороде
у жены под кожаным пальто
и пускай ефим поговорит
девочка придет и повторит
две заветных ноты до и ре
в нашем музыкальном словаре
мог быть самым-самым древним. но
тот древнее, где всего


ОДНО.




*

ККК

ГОСТЬ

Пересказ и анализ собственных снов явный признак старческого маразма, и тем не менее...

Дело было под утро.

Меня разбудило дребезжание стекла в шкафу за спиной, которому предшествовал порыв ветра.

Дверь на балкон была заперта, я хорошо это помнил. У человека on the wagon память обострена и беспощадна.

Пунцовая штора всколыхнулась. и за нею (как в прологе "Двойной страховки") вырос темный силуэт...

Я не следил за тем, что вижу, закрыв или зажмурив глаза.

Через три дня наступает она, вспомнился недавний разговор в кабинете завнаркодиспансером...

Надо мною в костюме, вязаном жилете, с зубчатым платком в кармане пиджака, монотонно сверкая очками, стоял Константин Николаевич Беляев.

Тебе привет от Юры с Досей - произнес знакомый голос.

Спасибо - мысленно ответил я.

Старик, мы тут придумали куплетик, помоему вышло нехуевич.

Спой - я покосился на расчехленную гитару.

Не время. Теперь я выступаю только там. Послушай слова...

Пиздец. Очень метко.

Мне пора. Держи краба.

Я протянул, кажется, левую руку.

Да жми ты как следует - тоном физрука вымолвил гость, кисть мою сдавили ледяные пальцы, я очнулся, и записал две строчки, хотя возможно их было гораздо больше.

ГОВОРЯТ, ЧТО И ДЖИХАД
СВЕРХУ ДОНИЗУ ПАРХАТ...




*