August 27th, 2018

ККК

ИНОСТРАНКА



Словно путин в эпоху шейка
повторяя движения старших
путешествует вертишейка
компаньонкою секретаршей

и совсем не как перекупщик
или фриц по москве с позором
а степенно хлебает супчик
пересчитанным мельхиором

убежденная будто лёлик
с ней срисует фасоны моды
и как в фильме вешние воды
русский князь подсядет за столик

не хватает порой красотке
в арсенале карманных бзиков
доброкачественной чахотки
вместо пары врожденных тиков

не жирком обросла квартирцами
в этом деле девица киллер
пережив беднягу башкирцеву
перекашляв и дейзи миллер

так и шастает так и топает
маршируя армейским хором
перепаханною европою
как дурдомовским коридором.



*

ККК

.



Трудно поверить, что в былые времена двадцатилетний юноша мог излагать и формулировать с подобным блеском, когда вокруг сорокалетние и старше всё никак егоркой не обслушаются и шатунами не обчитаются:


"Если бы нашелся в гетманском Киеве человек, который после горы сдобных булок, пряников, колотого сахара, осмелился бы думать иначе, его бы просто-напросто перестали пускать в клубы.

Был один тип, который в своем беспрестанно работавшем уме уже давно пожрал и гетмана, и всех его гостей -- но его держали за семью замками: будущий украинский феникс -- Симон Петлюра -- сидел в тюрьме...

Через месяц он ворвется в город с толпами озверелых мужиков, оторвет у вывесок твердые знаки, заставит "забалакать по-украински" петербургских снетков, выведет в расход сотни офицеров.

Но пока еще воздух ясен последней осенней ясностью. В царском саду ласковое, обманчивое бабье лето. И заместитель разорванного бомбой Эйхгорна пьет за здоровье "великих государственных мужей Украины", не желая верить сообщениям австрийских властей Екатеринославской губернии.

Эти австрийцы -- неисправимые паникеры. Они дрожат за линию Гинденбурга, которую не сломит никакая Америка, никакие черти-дьяволы, они не могут справиться с каким-то мужиком Махно, которого за вшивость нельзя даже пустить в шнельцуг {скорый поезд (от нем. Schnellzug).}!..".


*

ККК

В КИНОЛАБОРАТОРИИ ЛЕНИНИАНЫ

Воздерживался от просмотра этой картины, полагая Каюрова чересчур "современным" актером для роли Ильича, но фильм оказался на уровне классических би-мувиз Эдгара Ульмера, а традиционное многословие постановок на эту тему дает возможность насладиться правильной сценической речью Игоря Олеговича Горбачева, Кочеткова, Емельянова и множества других гигантов советского экрана и отечественной сцены.

Артист Баранов в роли меньшевика Дана особенно неотразим.

И Каюров абсолютно на своем месте.

И Брылеев - малхомовес советского нуара, "Сенька Волдырь" возникает когда надо, только напрасно, потому что в отличии от Акулы, Ленин бессмертен, как Агасфер.