April 9th, 2019

ККК

.

Скудный корм у больных лебедей
отнимают здоровые птицы
как богатые предки детей
забирают домой из больницы

в каждом ухе шерифа звезда
новый стетсон остался в машине
и не новая мать молода
талисманы блестят на мужчине

не забыт мексиканский каблук
по-ковбойски толкуют с врачами
и готический шепот в углу
обещаешь сынок - обещаю

всё зависит теперь от тебя
будешь умницей вырастет заппа
символ веры рукой теребя
уверяет бомбический папа

но под лиственный шелест знамен
назревает знакомая смута
как обещанный новый сезон
под помпезную музыку спрута

сбереженья уйдут псу под хвост
под проклятия деда-комдива
опускается радужный мост
слышен топот копыт рецидива

не жалеет больных лебедей
беспощадна весенняя сказка
воскресает казненный злодей
в сериале опасная пасха.

ККК

Я И "РАБИНОВИЧ"

Разумеется, без Графа Хортицы ни одна московская блядь не знала бы, не могла знать, и никогда не узнала бы, кто такой Нино Феррер.

Опровергнуть эту, как выражаются преподаватели филфака МГУ, "максиму", некому и нечем.

Девяностые - мой остров доктора Моро. И доктор Моро на нем я - пожизненно, покуда не околеет, кeм бы его ни назначили, последний подопытный экземпляр.

Другое дело, что утиным головкам и черепам киргизов, до сих пор живущим за счет халявных эфиров Радио 101, абсолютно нечего рассказать в ответ.

Там, как в черновиках Юрия Трифонова, постоянно рожают кошечки и гибнут собачки, а хозяева заводят новых, вместо сыновей и дочерей. Всё в точности, как в черновых вариантах романов Юрия Валентиновича Трифонова.

Поэтому, видимо, как говорил Аркадий, которого тоже без нас хуй бы кто знал, "придется травить одному".

Версию "Садко" в эпохальном альбоме "Еще раз о Чорте" заслуженно считают лучшим примером ритм-энд-блюза на русском языке. Вякать в этом жанре что либо после нее действительно просто стыдно.

Однако такой шедевр, записанный с двух или трех дублей, никак не мог родиться спонтанно даже в тогдашней обстановке повышенной гениальности, с какой работали все мы - и "Барабанщики", и солист, и светлой памяти Андрюша Баяндуров - талисман нашего проекта.

В сущности мой "Садко" это Tchouk-ou Thouk Нино Феррера, о котором я узнал из книжки Pop Special, проданной мне втридорога ныне парализованным гадом, вырастившим сына-наркомана, сгноившего папу в Израиле.

Но диск Феррера с этой вещью попал ко мне через очень достойного человека. Кличка его была "Рабинович", и это был кто-то из романтических знакомых моей мамы по шестидесятым годам, когда " что ни запись - Азнавур да Адамо".

Военный летчик и технический переводчик с французского - это был славный дядька, действительно немного похожий на Бельмондо, настоящий джентльмен, иметь дела по линии фарцовки с ним было очень приятно и легко.

Обитал Рабинович в некой сумеречной зоне между Опытной станцией и Космосом за Северокольцевой и Автоколонной, не говоря уже про кафе "Марс", где когда-то у меня было столько подруг и собутыльников.

Возможно, наши с ним негоции станут темой пятой книги рассказов того, кто заслуженно зовется советским Damon Runyon. Хотя название "Я и Рабинович" меня пока не устраивает.

ККК

.

Между этим и тем
тредиаковским осушенных блат
дети разных систем
о деталях себе говорят

запчастей им теперь подавай
им теперь подавай запчастей
как ребенок мечтает
о куче сластей

между там и тогда
от проглоченных банками шпрот
теребят провода
чертенята пустынь и болот

и откуда куда
направляется крейсер психоз
к секондхенду когда
ожидается новый завоз

в синем зале ремонт
а в зеленом идёт "я боюсь"
производство италия
in the days of my youth

in the days of my youth
по шпаргалке поет роберт плант
и посудой звенит как будильник
убогий сервант

батареек концы
прислонив к полюсам
шухерят мертвецы
по старинным своим адресам

между было и не было
мечемся эти и те
комиссара играет опять
волонте.

ККК

.

Снесенный памятник встаёт с колен
с колен сползает барышня
к столу
как в окнах выбитых
полиэтилен
крадет фонарный свет
обещанный стеклу
идет налить
в фужеры сухаря
остыло кофе
холоден он был
и постоянно
бледная заря
сползает на
фонарные столбы
садятся птицы
вместо ламп
под пленкой
шелестящее окно
и от вампира
остается вамп
из книги
про старинное кино.
ККК

.



Прилежно очинив карандаши
зашторив панораму от ненастья
рисует как в продленке малыши
всё контуры какого-то несчастья

под микроскопом грифель изострив
кладет на место бритвенный обломок
пронзает фантастический нарыв
выдавливая флегму из потемок

и в вакууме белого листа
как живопись домашнего примата
автограф ставит кончиком хвоста
на негативе черного квадрата

дрожащий перекладиною столб
с повешенным маячит до рассвета
и множит саламндры плоских колб
традиционно плоская планета

пока не воцарился полный штиль
на побережье истинном и мнимом
сквозняк уносит грифельную пыль
в открытое окно табачным дымом

полны и кабинет и коридор
больна бесплодьем римская волчица
невнятен полуночный разговор
о том что неминуемо случится.

ККК

.

Суицидальные опыты знаменитостей напоминают кинопробы на продолжение "Зомби повешенного за яйца".

Подвижничество этих людей заслуживает как минимум внимания, но седьмые врата, увы, остаются заперты.

Возможно, на роль подходящего человека-ключа требуется представитель другой касты, выдвиженец новейшего поколения, которое, скажем прямо, давно созрело для этой важной миссии.

Простому церковному работнику в красивейшей картине Фульчи удалось то, ради чего, не первый раз, напрасно жертвуют собой, пусть не первой величины, но исторические фигуры.

Необходима "есенинщина", массовый психоз в лучших традициях Средневековья, в котором, как положено, победит сильнейший, и кем бы ни оказался этот человек, в наших глазах он заочно безупречен.

Не надо упрямиться.

ККК

witchcraft

У Тани оказался с собой американский аппарат, маленький синема, который она наводила поочередно на всех нас. Одеты оба были с той дорогой очевидностью богатства, которая доступна очень немногим. Рахманинов еще раз поразил меня сходством в лице (особенно где-то вокруг глаз) с Керенским. Галстук, костюм, шляпа, кожа рук – все у него было чистейшее, особенно вымытое, выдающееся.



ККК

.




Бельма во и шляпа во
остальное ар нуво

бубубу и кококо
про изъёбы ар дэко

разыграется гормон
побежит лотреамон

для своих немного ню
там солидное меню

вагнер юнгер головня
календарная хуйня

если печень барахлит
это прерафаэлит

срёт валькирия на плешь
это поздний джонни кеш

все мечтают проглотить
что успели подхватить

на халяву как всегда
в девяностые года.

ККК

SURVIVOR

Тяжела кардинальская митра
в дверь стучится хоккейная клюшка
опустела под утро поллитра
ей вдогонку пустеет чекушка

вон чернеет высотного крыша
как небесного леса опушка
полетит вверхтормашки афиша
как летела туда же горбушка

тяжела журналистская лира
тиражей броневые подшивки
через год опустеет квартира
словно текст где убрали ошибки

кто-то пел "обмозгуй хорошенько"
репортажи бубнил марик дейч
и совсем молодой малашенко
отзывался на ник малафеич

по-хозяйски вручив оба глаза
малхомовес покинул распитие
кто не умер от водки и газа
по-иному трактует событие.

ККК

МЕСЯЦ СПУСТЯ

Из-под ног отпадают ступени
выводя аппарат на орбиту
где-то капает in for a penny
арабески долбят по артриту

расправляются стены как плечи
двери скрип издают словно кости
и слышны минимальные течи
словно эхо бессмысленной злости

не слышны были вроде они же
холодней будто стало немного
и меркурий спускается ниже
словно кетчуп в футляре хот-дога

приготовлен оплачен и съеден
таковы и у нас три этапа
перегонки сосисочной снеди
сквозь кишку аварийного трапа

пустоту осязая на ощупь
освещение теплится в небе
и пустынна воскресная площадь
словно взлетное поле в Энтеббе.

ККК

.




Сокращение пениса
совращение пенсией
нихуя не изменится
в мире без Мэнсона

как певец без яичек
как яички без Демиса
кто-то слепит куличик
кто-то крякнув разденется

и обратно наденет
прибитый диагнозом
как больной академик
отравленный кактусом

похиляет гонимый
тщеславною сукою
заниматься своей
ненавистной наукою

разминает скелет
старушенция йогою
бродит голем-сосед
словно тень синагогою

словно сдохшего цуцика
кучки в кустах
все всегда остаются
на прежних местах

декабристы стесняются
спящего Герцена
ничего не меняется
в мире без Мэнсона.

ККК

.

Пожилые люди, используя наркопедический жаргон при описании вполне заурядных ощущений - пробило, прибило, обломило и тому подобное, ведут себя как дети, копирующие внешнее поведение старших.

Приятно ли курить камыш и чокаться газировкой, когда тебе под пятьдесят и выше, это у них спросить надо.

Покуда, следом за синевой девяностых, не свернулись коврики адептов формулы "тот здоровеньким помрёт", чьи физруки поют "у кого какая милка" с тропическим акцентом.

Вообще, этот рынок инструкторов и тренеров напоминает рынок домработниц и педикаторов в творческой среде прошлых десятилетий, когда время, бабки и здоровье гробили не на пилатес, а на культуризм - развитие мускулатуры у проросшего корнеплода.

ККК

.

Главред главреда не скребет
выдаивая член попроще
о как шифруется народ
зачатый в соловьиной роще

я помню многих там внизу
им помогли потом подняться
кто рос при приговском азу
привык собака прибедняться

жуя простую колбасу
с таким невыразимым горем
как то исподнее в тазу
что замочили при егоре

кто под кобзона и леща
был папой с мамою состряпан
кто пёр с горбушки трепеща
кретина бифхарта и заппу

кто громко прыгал и кричал
новинки дома изучая
кто много денег получал
как летчик высоко летая.

ККК

.


Молодясь из последних сил
на девчат глазея прикнопленных
говорит старик "я топил"
для старухи давно утопленник

как гамлет пенсионных лет
заучил старый чорт говнистый
не старперское панкс нот дэд
а новейшие жаргонизмы

не хватает дрожащих рук
чтоб старухе попасть в розетку
и глядит она на утюг
как на теннисную ракетку

сказанёт кандидат наук
разбираюсь и в джазе я
и кивнет малохольный внук
там врожденное косоглазие

им тепло небось соплякам
балаболить про секс и дрогс
а чувствительный к сквознякам
пожилой человек продрог.

ККК

February 16, 1939 – January 17, 2004

Тот случай, когда забвение, точнее - отказ от упоминания всуе, ограждает от профанации надежнее причисления к лику святых.

Пропагандируя иные имена, хранитель древностей уподобляется волонтеру, который захотел угостить всех бездомных собак в округе, сгруппировав кругом себя, вместо компании симпатичных тварей, безликий пандемониум паразитов.

К счастью, Немен - уникальный артист, сознательно избравший для себя псевдоним Одиссея и Дьявола, неуязвим под скальпелем осквернителей праха, а стало быть, неуловим в богатстве нюансов, в отличие (салют, Муса!) от догматичных узурпаторов его наследия.

Пока у артиста есть, чем наc изумить - и мы и он частично бессмертны.

Одна из моих любимых ранних вещей нашпигована цитатами, как песенник семиклассницы - тут и Baby Please Don't Go в прочтении Them, и Джеймс Браун, пропущенный через Феррера и Джонса гениальным Вуячичем, "чтоб обманывать славян" - в общем масса всего. "Но тебе, Луи Сайфер, незачем об этом знать. Пусть тайная любовь остается тайной" - иначе мы будем... и т.д.


ККК

СРЕТЕНЬЕ

Перекрестив окно во двор
как перекатывают бревна
становит ноги на ковер
простоволосая поповна

они пока обнажены
согласно нравам общежития
как две великие княжны
что таки дожили до вскрытия

поповну мучает вопрос
зудит колпак по-колпаковски
княжон вскрывали в чаринг кросс
а укокошили в свердловске

к супругу ходит хлебодар
в таком же вороненом джипе
и переводит гонорар
за роль в крутом пасхальном клипе

киша в отрыжной шаурме
чернь перечитывает святцы
и в горнолыжной кутерьме
они втроем друг другу снятся

баранов гонят пастухи
адам змеюгу матюкает
давно отпущены грехи
а тот его не отпускает.

ККК

.

Гуляя при луне пустынной улицей, как в былые времена перед последним сеансом или после него, анализировал феномен, связанный с теми, от кого улица опустела.

Был когда-то кинотеатр "Хроника", где показывали в основном документальные фильмы. В том числе и "Человек ищет своих предков".

Разыскивать предков в отдаленном прошлом по Дарвину было неинтересно - все они выглядели примерно одинаково на стендах краеведческого музея.

Девяносто девять процентов зрительской родни обитало в сельской местности, потому и провалились почвенные "Печки-лавочки", чей пролог напоминает немецкие фильмы о расовом неравенстве.

Цветную "Родню" встретили с куда большим энтузиазмом. Примерно, как позднее "Заставу Ильича", обнаружив в стилизованных под хронику сценах обитателей самой большой деревни, переодетых и загримированных под иностранок и иностранцев.

Новому поколению импонировал вид потенциальных родителей, скучающих в позах Антониони, пока играет Луи Прима.

Отсутствие сложных танцевальных номеров придавало юным следопытам уверенности в себе, в отличии от хореографии западного мюзикла, оно не угнетало, поскольку копировать позы намного проще, чем движения.

Городское почвенничество - палка о двух концах. Магия деревенского обаяния не срабатывает в райцентрах.

Покажи режиссер хрущевских "двадцатилетних" в их натуральном виде, как это сделал Шукшин, его бы деликатно не заметили.

С аналогичной целью нынешний зритель смотрит "печки-лавочки" конца восьмидесятых, любуясь своим "бурковым", запоминая спрыснутый "Прелестью" ирокезик на голове, давно превратившейся в седовласый скальп.

Свободный от бремени дарвинизма, сам себе хозяин и барин, раскрепощенный потомок крепостных выбирает себе достойных предшественников. Человек ищет своих.

ККК

.

Впервые за тридцать с лишним лет, похоронив две трети прошлого, пересмотрел второй фильм Бенекса, который, после сногсшибательной "Дивы", когда-то напомнил мне "Песни моря" без Дана Спатару. Я смотрел его в посольстве, без перевода, с чувихой, которой очень нравился, немыслимый среди персонажей "Дивы", Депардьё. Который очень понравился мне в "Инспекторе-разине" и "Возвращении Мартена Герра". Обыватель шушукался про воскресшего Высоцкого, которому органы разрешили выебываться под фирменным псевдонимом, запретив петь где-либо, кроме квартир. Так сильна была вера в трифоновскую "другую жизнь" у живых трупов, потеющих спермой, извергая вместо семени слёзы и пот.

Время убивает нас, делая крепче произведения искусства.

"Луна в сточной канаве" - высочайший пример обращения с бриллиантовой прозой Дэвида Гудиса, и, возможно, лучшая постановка по мотивам его книг, в том же смысле, в каком Long Good Bye с Элиотом Гулдом, все-таки, самый оригинальный опыт экранизации Чендлера.

Лучшее не означает гениальное. Речь не идет о соперничестве "Луны" с Nightfall или Burglar.

Перед нами винтажный second best начала восьмидесятых в одном ряду с такими безнадежно-пленительными аттракционами, как "Керель", "Жить и умереть в Лос-Анджелесе" и Beyond.

Из нафталина почему-то вспоминается Recours en grâce - забытый фильм Ласло Бенедека.

ККК

.

Иллюзорно счастье Билли Бонса
смотрит некто умиротворенно
как грузин осматривая "ронсон"
в номере гостиницы районной

а когда-то эти анненербе
были для него сплошные нервы
лекции пророчества команды
холуям пинки и реприманды

тайным пунктом в молотова пакте
кто-то между тем сплетает лапти
дайвером скользя по рыбьим тропам
стягивает петлю риббентропа

и манят распахнутые окна
словно конопляные волокна
если вы товарищ поспешите
вы поаккуратней причешите

сделав шаг во вне по доброй воле
сообразно ребусу и роли

столько лет по-южински кукуя
про орла живущего рискуя.

ККК

.

Изрисованный рожами лист разорвав
задремала лебедушка
проворковав

до чего же противен ты мне
банный лист
словно в тесной квартире
полуночный твист

да под визги кретинки
без практически стен
что поет про ботинки
и нравится всем

чтобы стало противней
по осколкам стекла
не в такой ли квартире
ты зачата была

телевизор в рассрочку
на сберкнижке пятьсот
загадав себе дочку
снесли яицо

лебединая выя
блеск родительских лбов
за кордоном россия
за кордоном любовь

молодой могилевский
из квартиры соседней
на окне занавески
горбачевские бредни

примадонна в уборной
над созданием лица
не хотела упорно
заводить ты птенца

и сквозь будней полуду
но тебе лишь одной
стал мерещиться всюду
птенец заводной

промеж брусьев оглобель
распятый гимнаст
агузаровский шнобель
и отцовский джеймс ласт

каббалистом над огненной буквою Вав
задремала лебедушка поколдовав.

ККК

.

Куда ни вылетят они
ждет на лазурном берегу
диабетической ступни
на домодедовском снегу

всё тот же след всё тот же сквот
где по подушкам на полу
как умирашек на тот свет
их выпроваживает Тот

вслед за командою лети
привычно следует лечу
позавтракать до десяти
затем в монако и к врачу

покорно выпустив шасси
они крылатые парят
икары авиаруси
про них порою говорят

я этот лапотный jet set
вблизи когда-то наблюдал
я видел восковой корсет
в котором маялся дедал

устав от диабетных стоп
взмывают люди в пустоту
поджав колеса на лету
как опытный аэрантроп

сожрав колеса на ходу
подсказывает эккерстайн
летят ни разу не в бреду
чтобы не выболтали тайн

чтобы увидеть на песке
чтобы запомнить на снегу
что говорить о той ноге
вполне себе понять могу.