August 19th, 2020

ККК

.



Старики с наслаждением крутят винил
егозя каламбуря концертясь
словно иней на камне фамильных могил
появляется герпес

нагнетая веселье порою до двух
оплачу вам такси я
и любимое зелье бездетных старух
это арт-терапия


получилось родиться не вышло родить
распаялись реторты
остается вдоль берега моря бродить
рисовать натюрморты

старика привлекает роскошная грудь
на красивой обложке
он позируя не забывает пригнуть
в шортах разные ножки

он пытается вспомнить какой-нибудь бюст
как на этом конверте
и как фирменный диск на вертушке мангуст
стариком кто-то вертит.




*

ККК

.

При мелодиях свонза ли гроб ли
если чё ты обеих не трожь
от уборшицы до оглобли
колосится нервозная рожь

переняв от манерных мамашек
эстетически острый психоз
им всегда подавай до мурашек
и до дрожи сгодится до слез...

воплощаются помыслы пенится муть
как фужеры цыган соколовских
и мигают в ответ те кому подмигнуть
в эпизодах терезы орловски

так любил пожилой человек полон сил
созерцатель порнухи берложий
но молитву исправно потом голосил
до мурашек до слез и до дрожи

паразиты рассудка не имеют сердец
только плесень гнусавой озвучки
всё над чем медитировал грешный отец
воплотилось в чудовищной внучке

чьи-то детушки пишут с пеленок эссе
заготовки рецензий на диски
эта тянет рученки к чужой колбасе
издавая крысиные писки

оказались оглобля с техничкой хитрей
расточая фантомные ласки
от души угощая фантомных детей
фотовспышкою тюбиком краски

и как в сказочной проклятой богом стране
не смолкает молитвенный шопот
но грохочет в ушах наяву и во сне
сатанинского чудища топот

подо что оно пляшет откуда музло
ей дедуля такое не ставит
кто снабжает сие толстопятое зло
всю семью оно этим и травит

а попробуй сквозь немощи скомканный мрак
обратиться с мольбою к исчадью
попляши-ка и ты престарелый дурак
ты зачал меня с видеоблядью

сам себя искрошив в оливье
не стесняйся плеснуть майонеза
и хохочет вослед окаянной семье
беспощадная пани тереза

берегись пожилой вэхаэса.




*

ККК

кама сутра русского рока

На полатях досыпали свои законные – по молодости – минуты Макар с Егором. Егор спал с краю, вытянувшись во всю длину полатей. Рядом, скрючившись, закинув ноги на брата, похрапывал Макар. Эти проклятые ноги Егор каждую ночь то и дело скидывал с себя, матерился негромко… Но все равно к утру ноги обязательно лежали на нем.