August 22nd, 2020

ККК

будни андеграунда контракультуры:

"Вася медленно подошел к Егору. Не успел тот сообразить, в чем дело, Вася сгреб его в охапку и так сдавил, что у Егора от боли глаза полезли на лоб. Вася отнес его к столу, бросил на лавку.

– Сядь тут.

Макар, увидев брата, потянулся к нему:

– Егор! Брательник мой хороший…

Но его кто-то перехватил, увлек в сторону. А Егору услужливо подставили стакан водки. Он выпил. Кто-то подставил еще стакан. Он выпил еще. Поднял глаза – подставлял стаканы все тот же Вася.

Закревский со стороны наблюдал за ними. После второго стакана он подсел к Егору, обнял тонкой рукой за шею.

– Правильно сделали, что пришли. Хочешь денег? Баб?… А? – глаза Закревского блестели неподдельной радостью. – Чего хочешь – говори…

– Я?

– Ты.

– А ты?

– Я хочу дать свободу русскому характеру… Натворить побольше! Мы раскиснем к черту с такими властями. Согласен?

– Не знаю, – Егор снял жиденькую горячую руку со своей шеи. – Не лапай, я не баба.

– Пей еще! – потребовал Закревский.

– Давай.

Рядом громко орал Макар:

– Согласный! Все!… – он заехал ковшом в гущу бутылок и стаканов. – Я такой жизни давно искал, гады милые!… Душить будем!

Егор выпил третий стакан, кинул его куда-то в людей, нашел грудь Закревского, забрал в кулак тонкую белую рубашку, подтащил к себе:

– А я несогласный. Больше не говори мне разные слова… а то ударю.

Хлопала, хрипела и взвизгивала гармонь. Грохотали по полу сапоги, качались стены. Качались и плавали в глазах чужие люди…".

ККК

Одиночество

На окраине в частном секторе
андромахой о пьяном гекторе
мать-валькирия убивается
а шампанское выдыхается

ай валькирия-развалькирия
зря хотела ты перемирия
и не зря тебя не брунгильдою
а безмозглой чухонской дылдою
пожилой величал гермес
ненавидевший группу "йес"

а участок не меньше гЕктара
шире разве что у директора
по периметру этой пустоши
ходят четники ходят усташи
и лицом похож на редактора
тракторист вылезает из трактора

лето длинное не кончается
девяносто два получается
дольше года день ей полтинник
впереди лабиринт поликлиник

а в роду аксакалов лес
сорок два еще
йес йес йес

за угодием березняк
на ветвях то стакан то трусняк

словно блик в золотом глазу
тракторист зовет увезу.



*