August 27th, 2020

ККК

.

Церемония медленной казни
духовник терапевт массажист
коротки соловьиные басни
бесконечною кажется жизнь

хорошо подмосковному психу
добывая открытий руду
за собою таскать соловьиху
словно данте вергилий в аду

знают много полезных гимнастик
в этой штейнерианской семье
над статьею корпит головастик
много сказочных мыслей в статье

впереди пресноводная лужа
за спиною классический лес
и журчит путеводная "стужа"
орошая плетенье словес

словеса - это мыслей шурупы
в них живут мертвецов голоса
выпадая как детские зубы
отрастают в четыре часа

это суперметафоры гроба
эктоплазмы зеркал джона ди
как драконовы головы чтобы
вместо прежних голов отрасти

это вронский вселился в каренину
и толкает на шпалы её
ошалев от таких озарений
соловьиха бокалы нальет

о своем ненаглядном кощее
кипишуя в положенный срок
балыка обезглавленной шеи
вместо прежде любимых миног

холодильник откроет нарежет
деревенскою твердой рукой
вспоминая всё реже и реже
прежней закуси вкус городской.





*

ККК

Листая старые номера "Америки"

They say "America First, " but they mean "America Next!"
In Washington, Washington


Листая старые номера "Америки"

на минуту задумался, нет - не о том, во что потом всё это превратилось, а во что должны были превратить себя пожилые и белые здешних мест, чтобы существо вроде Трампа вызывало у них симпатию, а его деятельность внушала оптимизм.

Ту самую симпатию, какой у них отродясь не возникало к десяткам американских гениев, включая Чандлера, Богарта и Синатру, воспринимаемых исключительно как довесок к чему-то роднее и проще - Том Вейтс, машинописная мамина Кастанеда.

Ладно бы там Рейган или Буш-отец, но чтоб такое?

Частичными "трампами" для прошлых поколений маразматиков служили Дин Рид и собранный из упругих ягодиц "арнольд", плюс разобранная на цитаты "Великолепная семерка" - заурядный вестерн, который заметили исключительно благодаря дубляжу, ибо никто бы не стал переводить реплики героев самостоятельно - есть дела поинтереснее.

В общем, у каждой группировки свой Thriller, который одни превозносят, критикуя, а другие - критикуют, превознося.

На пике популярности Джексона, чью музыку традиционно игнорировали советские любители длинношерстного рока, один из таких постоянно бубнил о том,как в детстве его (в смысле - Джексона) регулярно насиловал собственный папа.

Это всё, что он мог рассказать в связи со вторым пришествием великого артиста. Точнее, то, что ему хотелось высказать, посверливая собеседника глазками бобыля-социопата.

Сейчас этот старик отходит, не имея подходящего наследника, под напевы басовитых ковбоев, чьими именами он готов щегольнуть вместо исповеди и причастия.