May 16th, 2021

ККК

Две версии одного некролога

Неспроста последние дни не покидало ощущение финальности, как будто кто-то закругляется, что-то "завершает работу", вне зависимости от твоего собственного энтузиазма, вдохновения, желания продолжить, готовности выпить еще и послушать еще, несмотря на то, как ширится дистанция, и мельчает, не срабатывает мысль окружающих, безрезультатная, как пересказ репортажа похорон дальнего родственника или репортаж пересказа чего-то еще затрапезного - видеозаписи с дураком Бабушкой, например.

Такое уже бывало, но почти всегда оставался кто-то впереди, тот, кто следующий. Теперь следующий это ты сам.




Пока не начали щеголять компетентностью шибко грамотные, а они, естественно, щегольнут, ведь им, как говорит профессор Димов, "есть, о чем вспомнить" после Графа Хортицы, который нашпиговал бездонную память сразу нескольких поколении знаек, тем, чего в ней отродясь не пахло.
Соплями обливаться не время, их и без нас найдется, кому напрудить.
В репертуаре покойного лично мне, да и не одному мне, всегда импонировали наиболее идиотские песни, мешающие делать серьезное ебало и пить, не чокаясь.
Одну из них я надыбал в первом фирменном сборнике с Марьяновичем, перешедшем ко мне из рук одного днепропетровского психопата. Лет сорок пять назад. Пластинка в замызганном конверте сильно трещала - значит, кто-то слушал такое больше одного раза.
Сама песня напоминал Respect Отиса Реддинга, адаптированный для водевиля из сельской жизни. Я как-то ставил её в "Кадаврах" именно с этой пластинки, которая по сей день гуляет в моем доме с привидениями.
А ведь кто-то в ту пору слушал Tubular Smells и даже таки "Таркус".









ККК

На выставке

От автора портрета "Кобыла с бубликом"
к автору скульптуры "Хромая падчерица"
пчелиным роем металась публика
не налюбуется и не наплачется

висели авторы почти знаменами
причем гвардейскими ну те что стяги
поникнув бороды шумели кленами
обуты ноженьки в крутые краги

обуты загодя, чтоб не в носках
как ходят за угол на двух ногах

сверкая крагами висели новыми
треска с салакой остались вдовами

нерон калигула гелиогАбал
при суициде уместно ль дабл

употреблять
пеняла мать.
ККК

.

Семидесятникам под семьдесят
старухе-дочери полтинник
семидесятник страшно сердится
на хамство местных поликлиник

мечтает всюду побывать
вы там бывали ничего там
и не стесняется выкладывать
не фотошопленые фото

а там глазищи цвета олова
и герб страны как фон отёка
чудовищными рок-н-роллами
пора пополнить фонотеку

зять подбирается к коллекции
как пить дать лучшее просерит
и как партийный член на лекции
старик вовсю эсэсэсэрит

какие груши в мелитополе
какие яица в пекине
кто родич режиссеру копполе
чья мать ходила в первой мини

и среди ночи через нос свища
как мандельштам о позилиппе
во сне выкрикивает прозвища
тех самых первых русских хиппи.


*



Человек исчезает
остается товарец
но цены не сбивает
исчезающий старец

он знавал не моделей
а простых манекенщиц
шелестит еле-еле:
эта стоит не меньше

каждый раз повторяется
фильм с участием отса
чья-то жизнь испаряется
барахло остается

проклинает старуха
рыболова-спирита
обнаружив порнуху
под разбитым корытом

не молодки не целки
клюют старика
а бои-перестрелки
из-за кучи песка

потолок приближается
тень плывет по ковру
стены дома сужаются
я сейчас заору...


*