June 2nd, 2021

ККК

Памяти демона Мэлора



Не станем обманывать ни себя, ни других - про Кеннета Энгера я впервые прочитал у Юрия Жукова. Биографию и крупицы мировоззрения Мэнсона узнал от него же. Антона Лавея открыл мне Мэлор Стуруа.
Я даже помню, где и когда. На развилке трамвайных путей, упоминаемом в новеллах "Кузина" и "Этот кретин Том Джонс". Был воскресный полдень, трамваи ходили редко, и мать купила мне таблоид "Неделя" - дайджеста "За рубежом" в киоске не оказалось. В номере меня поразила статья "Сатанизм там правит бал". Страницу с ней дома я вырезал и хранил долгие годы. Это было ровно пятьдесят лет назад.
Возможность контактов со всеми тремя еретиками появилась благодаря Горбачеву и Ельцину. Очень продуктивное общение с доктором Энтоном Лэйви (Антоном Лавеем в русской транскрипции) прервала скоропостижная смерть дерзкого шоумена, который, подобно нам грешным, не мог избавиться от прилипал и паразитов в обыденной жизни.
Итак - Жуков, Зорин, Стуруа, Шрагин, Боровик. Сплошной официоз!
А что же предлагал любознательному акселерату андеграунд?
Столичный, причем, не захолустный. Машинописный понос обериутов или жоржиков "серебряного" века, с которым и без него знакомила читателя, пусть с опозданием, советская власть,
Один дурак упорно совал мне Гурджиева и Штайнера. Если не сдох, надо думать, до сих пор сует то же самое, посверкивая бельмами посвященного.
Стоеросовое убожество "прогрессива" и арт-рока, которым успели обожраться даже на периферии.
Плюс туалетный ежик "русской идеи", хотя просто туалетный ежик в те годы был сакральной роскошью даже в семьях режиссуры и профессуры.
А святым граалём, соответственно, местный, но новый унитаз, выдаваемый за импортный неизвестной марки.
Впрочем, его треснутый предшественник мог претендовать на сакральность еще больше.
В девяностые представители нового поголовья мосидиотов "съели как харчо".
ККК

В октябре 2021

В небесах не видать самолетов
перестали гудеть поезда
и по центру фамильных киотов
окаянная пляшет звезда

соберется партийная пьянка
на последний бессмысленный съезд
хмурый дед дефективного панка
из формации рыцарский крест:

околела любимая кошка
я другую не стал заводить
жизнь стала совсем невозможной
стало поздно кого-то родить

в небесах самолетов не видно
поезда перестали гудеть
почему не играет мой визбор
молвил дед прежде чем полететь

зал не знал что ему разрыдаться
или хлопнув в ладоши запеть
чтоб от ужаса не облажаться
как ребенок уставший терпеть

резкий хохот плешивого психа
оборвал излияний поток
в нем узнала блатная врачиха
пациента гнилой хохоток

в душном зале воняли косые
и мочою несло из-под ряс
кто-то выкрикнул слава россии
но услышал в ответ ......с

пахло кислым стукаческим потом
как в былого величья года
не давая взлетать самолетам
над столицей вращалась звезда.
ККК

Не забыта даже "Холера"

Да, да, не забыта даже "Холера"
Поздний Александр Белинский изобразил "Керель" здорового человека на основе единственной веселой вещи, упоминаемой в повести "Кроткая", первом прочитанном мною нуаре:
Ходили вместе, были три раза, смотрели «Погоню за счастьем» и «Птицы певчие», кажется.
Эти слова стали первой цитатой Достоевского, которую я прочел глазами и запомнил наизусть. Она поразила меня своей брутальной фантастичностью в духе Игоря Эренбурга и Кафки, чьи вещи, как ни странно, были мне знакомы с патологически раннего возраста.
Позднее к ним приросли чеканные формулировки Жана Женэ.
Не уверен, что Белинский видел последнюю картину Фассбиндера, но последнему она могла присниться раньше, до воплощения этого замысла великим ленинградцем. Вещества позволяют большим художникам передвигаться во времени, пригвождая к земле развращенного крестьянина.
Особую силу и оригинальность творению Оффенбаха и Галеви придает модернизированное либретто - диалоги Семена Альтова и куплеты Якова Рохлина.
Происхождение фразы "какой обед нам подавали" людям нашего круга можно не разъяснять.