June 3rd, 2021

ККК

.

У нас кого ни спросите
ответят вам ребята
война начнется осенью
под шелест листопада
на битву собираются
герои многих стран
недаром матюкается
рассерженный иран
петрушки евроньюсские
буровят verbatim:
войны хотите русские
хоти-хоти-хотим
когда чужие яйца
в тиски зажмет матрос
ему на помощь явится
наш генерал мороз
весной воскреснет мумия
весна наступит в срок
с весной придет безумие
под песню "манжерок"
и выстроится очередь
за партией носков
и чьи-то сядут дочери
за пару колосков
вальяжного питурика
с имением в крыму
высаживать петунии
пошлют на калыму
вновь станут обособлены
семейка от семьи
и будут восстановлены
три важные статьи.
ККК

June 3, 1926 – April 5, 1997

Neckties and his tortured socks...


Читатель процитировал "Банку" Уоллеса Стивенса. Мне вспомнился объемистый сборник американской поэзии на двух языках. Незаменимая вещь - от Гинзберга до По. Про Гинзберга у нас писали часто, но скупо, намеками. Публикация в журнале "Америка" также была причесанной и скромной. Первым произведением Гинзберга, прочитанным мною в оригинале. оказались не стихи - аннотация к альбому The Fugs, изумляющая эрудицией и широтой интересов её автора.

Она впечатлила меня значительно больше, нежели "хиповатое ребрышко месяца", с которым все носились. Ну не "все", но носились. И не "носились", а скорее "облизывали". Внешность автора не сулила ему статус иконы местного гей-сообщества без дополнительных усилителей вкуса. Вполне стандартная для завсегдатаев  книжного рынка и сотрудников НИИ.

Рассказывать о том, как Гинсберг развратил Мика Джаггера напару с советским шпионом Драйбергом, таким людям бесполезно.

Еврейский "мэнсон" без криминального прошлого и дурной славы - крайне назойливый типаж. Трафарет, набитый на майку, просачивается и прилипает к коже. Обычно происходило наоборот - испарения организма приводили в негодность то, что изображено на майке.

И  тут мне, человеку мелочному, вспомнилась давно забытая история середины девяностых годов, когда один московский прилипала предложил мне написать (по желанию) рецензию на три компакт-диска, которая будет напечатана в каком-то новом журнале под названием журнал "Журнал".

Я написал от руки, и передал листочки при следующей встрече.

Больше я их не видел. Не помню, кто был третий, но первыми были Джули Ландон и Аллен Гинзберг. Два имени, говорить о которых поздно и пошло.

Вероятно, проектировщик проекта перестраховался и запер дело в сундуке. А потом оно, пардон, запердело из каждого утюга. Кагебычно.