July 18th, 2021

ККК

МЫЛЬНЫЙ ГИНЬОЛЬ

Хотелось чтобы все
кто глазел на твин пикс и шоссе
увлеченные ху знает чем
подключенные
к паутине седых диафрагм
ктулхуями дурацкое "фтагн"
говоря посеченной косе

да хотелося чтобы все
а выходит по одному
долго ждать вам
дембович синицыну
но зато подадут кого надо
сами видели как завозили
сами видели как увезли
яму вырыли гробик несли
сыновья ковырялись в виниле
для себя нихуя не нашли

что ж - придется по одному
все надежды на с понтом вакцину
а вы думали - стразу все
опознал старика-образину
бородатую скалит вагину
как супруга его в туапсе

отдыхать туда ездили все
москвичей демолИшенским дерби
малафейно-елейные черви
вылезали из москвичей
каэспешной гитары звончей
шелестел говорок сволочей
о целительной вони мощей

а потом показали твин пикс
всей семьею садились как паиньки
и текли комментарии папеньки
как зубная вода между фикс
но уже барахлил видачок
и зачем-то названивал маменьке
малохольный один дурачок

дескать хочется чтобы все
чтобы серии все и тома
кафетерии и дома
чтобы выгорела тверская
и козел что скулит "кострома"
и в отца как осиновый кол
был вонзен тот лонг дистанс колл.
ККК

С чего начинались пародии

В связи с переделкой "С чего начинается" на религиозный манер хотелось бы отметить две вещи, в обеих, кстати, нет ничего нового, равно как и нет ничего страшного.
Баснер и Матусовский - постоянные сонграйтеры гениального Басова, я думаю, устоят.

Церковный окрас светской песни и наоборот, нормальное явление американской поп-музыки. В первую очередь это касается кантри и соула.
Духовная версия There Goes My Everything, например, в исполнении Элвиса не отличима от эстрадной, хотя ключевая фраза в устах поющего (He is My Everything) звучит несколько педовато.
Интереснее другое - перемена отношения к оригинальному тексту. Когда-то, чем он сопливее и пафосней, тем озорнее была переделка.
"Песню о друге" Высоцкого чаще пели со словами "привязали к столбу, ча-ча, били х-ем по лбу, ча-ча", нежели душераздирающий оригинал, с не менее двусмысленным "тяни-рискни".
Одиозную "Нет тебя прекрасней" даже в общественных местах не стеснялись исполнять, подменяя "и в глазах твоих лед растает" на "и в зубах твоих х-й застрянет", и никто в обморок не падал.
Равно как и от"а для елды, что сорвалась и падает".
Примерно до семи лет я был уверен, что строки:
И солнце светит ему прямо в глаз,
Дядя Боря - пидорас. - реальная часть текста шлягера "Каникулы любви", потому что все вокруг его только так и пели.
Про песни военных лет, изготовленные на ташкентской Tin Pan Alley, про все эти "бьется в тесной печурке" и говорить нечего: сплошном мат, макабр и мизантропия: "эх, путь-дорожка - ман-овошка" ...
Не припомню ветеранов, поющих во время застолья официозный вариант. Непременно с матком, а то и с антисоветчиной.
Сегодня же налицо обратная тенденция.
Курс на гипер-сакрализацию отжитого и заезженного.
Напоминает акробатический этюд, где мумия распятая меняется местами с тою, что в саркофаге: туда-сюда, туда-сюда.
И пальму первенства в этой черной мессе полусхимнечиства и пооно-старчества, как всегда, несут самые нелепые и бездарные.

Михаил Львович Матусовский (23 июля 1915, Луганск — 16 июля 1990, Москва)