September 21st, 2021

ККК

.


Что ж страны распадаются как семьи
как расстаются пары однополы
по досточкам редеют частоколы
и дачи продаются
под москвою
и дело тут не в зелье
не в наплыве
рублишком длинным
выманенных гадов
черт-те откуда черт-те кем
людей нечистоплотных
в тель-авиве встречали
в лондоне полно
на жилмассиве редко
без них идет кино
когда в четвертом
шевельнулся пятый
как в малолетке
чей-то эмбрион
все трое были заняты
не тем
они стояли на мосту
три майбаха на третьем стейдже
и наблюдали как внизу плывет
шикарный малый
гвардии тинейджер
мутант россии
рыба-патриот
не юдо-кит
а чудо рыба-русь
как говорится
"сам ты предводитель"
и каждому в плывущем на ветру
орденоносный виделся родитель
весь в орденах
с оторванной ногой
рассказами про шведок и мулаток
и супер-секс с уборщицей нагой
за упаковку фирменных прокладок
трояк молчал четвертый уплывал
в квартиру на кольце одним из первых
и мужичок афишу целовал - "Лесоповал"
поклонничек наверно.







ККК

Три Сальери три

ТРИ САЛЬЕРИ ТРИ

Сюжет.

Трое парней. Два диплома, одно незаконченное высшее.

“А” - полжизни симулирует хроническую болезнь, камуфлируя ею тяжелую зависимость. Потому и не пьет, потому и нервный, и мнительный. Живет скрытно, адреса не дает.

Предок по слухам богат, но “А”, чтоб не травмировать отставника, добывает дозы, шантажируя предельно экстравертного промоутера “Б”, за которым несколько смертей и перепрятанных трупов именно по линии веществ и субстанций.

В свою очередь промоутер “Б”, старинный, еще андроповский протеже органов (которыми и было инсценировано его шумное исключение из провинциального ВУЗа с фельетоном в местной газете), эмоционально шантажирует оглаской как сибарита-отшельника “А”, так и светского льва и лаундж-ящера “Ц”, которому помог веществами в деле ликвидации звезды роспанка “Г”, когда тот подошел к неприятному рубежу, отделяющему гениального безумца от инвалида-посмешища.

За эту операцию “Ц” получил солидный калым от также пользующегося покровительством спецслужб автора-исполнителя “Х”, который таким образом остался единственным бриллиантом в русском ирокезе-кокошнике, без досадного соперника, тем более, тот действительно обанкротился и разложился, едва успев умереть, насколько это возможно, “красиво”, не без помощи своего преданнейшего псалмопевца, которого при жизни в глубине души презирал.

Любопытно, что за этою троицей маячат силуэты трех стариков-семидесятников, на каждом из которых так же висит по трупу, известному там, где следует.

Правда, в их случае речь идет о жертвах богемных оргий, две из которых классические неразборчивые девицы по типу Ирины Азер в фильме “Кража”, а один - просто работяга, в которого попали бутылкой из окна.

Детектив-любитель, заинтересованный психологической стороною куда больше, нежели торжеством справедливости, постепенно вторгается в опасную зону финансового вампиризма в режиме сиксти найн, спровоцировав неуправляемую ненависть шестерых моральных уродов из одной картотеки, уверенных, что он собрался их разорить с помощью кого-нибудь из них же шестерых...

*