Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

ПЯТНИЦА

У коллекционера было лицо педофила, делающего признание на камеру. Точнее, только часть лица. Остальное скрывала седая борода, словно бы в рубрике "Помогите разыскать".

Бороду он носил давно, начал запускать сразу после школы. Многие старшеклассники носили усики под адьютанта его превосходительства, но бороду бы в школе не потерпели. Он стал мечтать о бороде, когда убедился, что, в отличие от остальных органов, подбородок не развивается. Всё растет, требуя к себе внимания, а это место нет.

В романах ужасов мать-ведьма грозит отрезать ребенку сами знаете что, а потом то же самое разрабатывает порочная домработница, у которой параллельно шуры-муры со вдовым отцом.

Но это в американской прозе. Мать у коллекционера как раз была нормальная.

"Месть потомков" - подумал Якушев, еще раз взглянув на фото поверх анонса распродажи необъятной коллекции пластинок, словно бы в рубрике "Помогите разыскать".

Обладатель всей это кучи барахла скончался за две недели до солидного юбилея с запланированной баней и восточным рестораном после нее до упора.

Смерть Мягкова тоже можно было счесть за дурное предзнаменование.

Юбиляр ненавидел картину, но знал её наизусть, от реплик Ширвиндта в начале до слов последней песни, которая, он сам в этом признавался, напоминала ему Goin' To California. Её он, впрочем, тоже ненавидел. Как и Якушева.

По крайней мере последние десять лет.

До того Якушева, с не меньшим энтузиазмом ненавидели - первая жена, сынок Игнат, прижитый от филологини в одной из республик СССР, и собственная мать, которой он не позволил выйти замуж за её ученика, когда она была чуть ли не на пятом месяце.

И всё это от и до чистая правда. - усмехнулся Якушев, поправляя воротник пиджака, мысленно выправляя опечатки в тексте, который никто не прочтет, потому что Якушев не собирался его записывать.

Трифонов всё записал до меня. - цинично парировал он в юности упреки женщины-филолога в нежелании выкладываться до конца.

Да уж не обидел Бог талантом. - тянула она голосом таганской актрисы, вытягивая постоянно зябнущие конечности японской гейши.

Одной из коронных мулек этой дамы был роман, не роман, а сеанс обольщения ею именно Юрия Трифонова, который якобы "чуть не сломал ей ребра", не в состоянии дать "нечто большее".

Другой картинки не нашли. - повторил Якушев, испытывая искреннюю и простую жалость к почившему беззащитному старику. В окно московской квартиры ввалился рокот океана.

Вот она - Калифорния Росса МакДональда и Чендлера. Жидкое и безразмерное кладбище мертвых мореплавателей и неопознанных утопленников, выдаваемых за кого-то, кем они не были при жизни.

"Насильственно обезбороженный" - припомнил Якушев дарственную надпись на книге. Автор - православный алкоголик, был вынужден сбрить бороду ради фотоснимка на свой первый в жизни загранпаспорт.

Потомков было двое. Сын - вылитый Харпо Маркс, и дочь - вылитый Граучо, которого так ловко имитирует в "Чапаеве" Борис Бабочкин.

Дочери покойный, как все отцы в его возрасте, боялся. Сына презирал, но любил. Презирал за безынициативность, и любил за сходство с матерью, умершей от болезни, от которой всю жизнь боялся умереть он сам.

Какая теперь разница, кто кого за что любил, и кто кого за что презирал. - выругался Якушев, жалея, что не может выпить просто так без дальнейшего скандала.

Он закрыл форточку, налегая на окно всем телом. По тротуару шел человек с молитвенным ковриком под мышкой.

Шел второй год эпидемии.



*
Tags: ковры и свитера, проза, рассказ2021
Subscribe

  • .

    В интересах истины следует отметить, что, когда я в конце 95-го, то есть in the middle of nowhere - "непонятно где" в буквальном смысле…

  • .

  • Две версии одного некролога

    Неспроста последние дни не покидало ощущение финальности, как будто кто-то закругляется, что-то "завершает работу", вне зависимости от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments