Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

Еще раз о Пельше

Кажется, у Войновича сказано про то, как ветеран партии Пельше соорудил в номенклатурной квартире реплику хижины эстонского рыбака, где прошло его детство. Или то была крестьянская изба латыша? По-моему, не важно, что там в точности было.
В домах членов ЦК мы, естественно, не бывали, зато хорошо знаем, как выглядит комната любителя рок-музыки. Изнутри она скорее напоминает избушку охотника, который покупает еду в магазине, промышляя несъедобную дичь, голосам которой он подражает в молитвенном восторге. Причем, не одним только голосам, но и звукам остальных инструментов, сколько бы их не участвовало в записи.
С разрешения родителей обязательно присутствует иконостас, а то и целая кумирня. Образа расположены таким образом, чтобы иерофант мог подмигивать своим божествам, выкрикивая имена и названия, впадая в экстаз, необходимый для дальнейшего душевного спокойствия. Если взять и "выпилить" эти избы из многоэтажек, получилась бы целая деревенька, своеjбразный Village of The Damned.
Каждый шаг людей этого типа сопровождают Демон Алкоголь и сестра Шизофрения, что однако не мешает им жить долго и счастливо, благодаря заступничеству задобренных богов, чьи прически знакомы им, как свои собственные.
Со временем неминуемо должно была возникнуть потребность в переводе богослужения с латыни на церковно-славянский, а затем и на современный язык общения. Тем более, в песнях зарубежных ямщиков "что-то слышалось родное" еще отцами и дедам этих юношей, и они - отцы и деды, ухаживая за невестами, или просто волочась за кем попало, охотно переводили тем, о чем поется в той или иной песне.
Вскоре о том же запели местные, навсегда покончив с вопросами типа "кто лучше, кто раньше".
Получив вольную, бурлаки ринулись на строительство изб в частях света, ранее недоступных, заселяя их живыми баллонами сельского воздуха, вроде консерв-сувениров с воздухом европейских столиц.
"Какие щи из топора сварил нам на Манхеттене Платон Горемыка! А как потом пел Яким Нагой! И гарнирчики совсем как в "сайгончике" по рассказам олдовой бабушки Тевье-молочника, который, собственно, всё это нам и организовал..." - словом, what a long strange trip it's been.

Подобные истории становились частью истории, еще не став письменной частью мемуаров. Потому что иных мемуаров отныне нет и не будет, и других имен вы в них, будьте покойны, не отыщите.
Судьбу мемуариста и хроникера решает возраст. Плюс изоляция от цивилизованного мира. Никто не критикует и не превозносит прозаиков Пакистана. Живи кое-кто именно там, а не в столице, карьера получилась бы такая же, но на непонятном языке. Сколько людей до сих пор неспособно отличить эстонское от латвийского.
Чтобы тебя высмеивал Войнович надо допыхтеть до возраста и положения товарища Пельше, который оказался единственным эстонским рыболовом в Политбюро.
Говорят, у него тоже была бурная молодость - кокаин, самогон, стойло пегаса...
Tags: music, гении, проза, рассказ2021
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments