Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

ЧЕТВЕРТЫЙ

Олимпийский июль подходил к концу, и Высоцкий уже умер. После трех недель подменного угара, в кабаке резко снизился парнус, ходить туда стало неинтересно, тем более, впереди оставалось от силы десять дней работы.
Когда мы с Кущом подошли к "Зеркальному карпу", вблизи пивной уже пасся Носов, поэтому сразу было решено проникнуть в павильон.
Зеркальные стены, как обычно, создавали иллюзию лишних кубометров, и, как зимой, стекло покрывала испарина. Немногочисленные патроны таращились на своих двойников, а те на них.
Нам предстояло убить полярный знойный день, а часы показывали всего двенадцать. Возможно они остановились в полночь, из солидарности с тем, чьи песни нам активно заказывали пару дней подряд, а потом - как обрезало.
После двух бокалов, мы молча, скрипнув калиткой, перебрались на общую крышу гаражей, подальше от деревянной параши, откуда несло в сторону проспекта.
Вскоре у нас за спиной вырос Носов со своим неизбежным "чувяяк, я вас категорически приветствую", заимствованным у старшего поколения лабухов, как бытовой сифилис через газировку.
Пришлось дать ему на портвейн. После глупого спора о значении Битлз, мы - все трое начали заговариваться, и очнулись уже по пути в частный сектор, где у Носа жил знакомый мент с "Юпитером" и полкой бобин со старым материалом.
У деклассированных бухариков почему-то всегда есть такой сентиментальный знакомый, и кто из них "фауст", а кто - "мефистофель" понять исключительно сложно.
"Мент" протянул мне общую тетрадь-катАлог. В ней было дэвъяносто шiсть аркушiв" и ни одним больше или меньше.
Машинально я стал вчитываться в список песен Элвиса с переводом названий на русский. Два из них запомнились на всю жизнь: "Всё шевелится" и "Моя грязная любовь".
А дураки в поисках смыслов продолжали мусолить "Регтайм" в переводе Аксенова.
Нос отцепился от нас только возле райотдела. Следом за ним слинял и Кущ, сбрехав, что его ждет чувиха.
Вместо моллитв в голове зачем-то прыгали аккорды и слова итальянских песен, какая-то румынщина типа "ворэй сапэрэ". Хотя до восьми оставлось целых шесть часов, а исполнять их предстояло после десяти, потому что такое не звучит без бабок.
В последствии я несколько раз возвращался туда и смотрел на крыльцо поверх забора. Коттедж не подавал признаков жизни.

*
Tags: проза, рассказ2019
Subscribe

  • (no subject)

    СВИНЦОВЫЙ Большая столовая на третьем этаже почему-то не работала, и мне пришлось подняться в крохотный буфет на шестом, застав там моего недруга,…

  • (no subject)

    САМОМУ НЕ ВЕРИТСЯ: ЧЕРНОВИКИ "ШКОЛЫ КАДАВРОВ" '99 "Единственное, что по мнению автора, препятствует установлению перманентной…

  • ШКОЛА КАДАВРОВ

    ДЕВЯТЬ РАЗ - НЕ РЭЙ ЧАРЛЬЗ MESS AROUND LEAVE MY WOMAN ALONE I HAD A DREAM I DON'T NEED NO DOCTOR HIT THE ROAD BUSTED…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments